Travelling Leila

My impressions about the places I visit

Archive for the tag “Язык”

Гонконг – день 3

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

2 декабря 2013

Сегодня продолжили автобусный тур поездку по Коулуну. Было менее интересно, чем на острове – много небоскребов, много магазинов, все улицы довольно одинаковы. Вообще, лучше было бы наверное опять жить на острове, он более живописен, на полуострове же – в основном только торговля, ну и Аллея Звезд на набережной, по которой мы погуляли перед поездкой на автобусе. В первый раз, то бишь в прошлом году, это было гораздо интереснее – а во второй смотреть на отпечатки ладоней местных звезд было уже вовсе не так весело, порадовал снова разве что памятник Брюсу Ли.

IMG_2174

IMG_8091

IMG_8093

IMG_8103

IMG_8102

IMG_8099

IMG_8101

Во время поездки, как обычно, слушали аудиогида – опять звучала знакомая информация о Черном Рождестве, когда в 1941 году как раз 25 декабря власти Гонконга бесславно сдались японцам, и как китайский император осваивал Коулун и почему эта местность с восемью похожими на драконов холмами называется полуостровом девяти драконов. Но был и кусочек неизвестной нам информации, довольно интересной: сейчас в Гонконге трудно найти крыс, а в конце 19 века их тут было пруд пруди. Когда один японский врач доказал связь между распространением чумы и наличием крыс, власти предприняли решительные меры: объявили награду в 2, а позднее и в 5 центов за каждую пойманную крысу. Сначала все шло очень хорошо, но потом вознаграждение пришлось отменить, ибо некоторые особо предприимчивые граждане принялись тысячами завозить крыс из Китая!

IMG_8105

IMG_8108

IMG_8111

IMG_8116

IMG_8121

Интересным событием дня была встреча с моей учительницей кантонского, с которой я занимаюсь по скайпу. Хорошо, когда в поездке есть возможность пообщаться с местным человеком – интересно было спрашивать ее и про китайский язык, и про то, как набираются смс-ки по-китайски (она сказала, что существуют десятки способов – например, ее кузены, которые умеют читать иероглифы, но не умеют их писать, используют программу, в которой пишешь слова латиницей, а на это выдаются всевозможные варианты иероглифов, из которых надо узнать и выбрать нужный; а она сама предпочитает программу, где иероглиф пишешь на экране от руки, а программа распознает его и выдает печатный вариант- здесь фишка в том, чтобы соблюдать правильный порядок написания элементов иероглифа), и услышать от нее, что в Гонконге по сути не существует пенсий, но зато очень низкий подоходный налог. Кстати, выглядит моя учительница, несмотря на свои 35 лет, от силы на 23-25.

Она повела нас в морской музей, где проходила выставка фотографа Джона Томсона, запечатлевшего Гонконг и прибрежные провинции Китая XIX века. Там же описывалась техника создания этих работ: мокрый коллоидный фотопроцесс – это уже не дагерротип, но до современного процесса далеко как до луны. Это все очень сложно и трудоемко, поэтому просто удивительно, как Томсону удавалось получить фотографии такого высокого качества. Лично мне особенно понравились те, где изображены люди – причем если некоторые были с застывшими лицами, – явно долго и старательно позировали – то у других выражения лиц были живые и естественные, и получались настоящие жанровые фотографии.

Остальная экспозиция музея стационарная, и это история местного мореплавания и кораблестроения, пиратства и морской торговли с древнейших времен до настоящего времени. Даже нам, в общем-то от морских дел далеких, это было очень интересно.

Завершила день ночная экскурсия по Гонконгу и лазерное шоу. Гонконг ночью необыкновенно ярок, потому что здесь не только вывески выведены светящимися буквами, но и на стенах небоскребов – целые светящиеся панно. А вот лазерное шоу как в прошлый раз не впечатлило, так и в этот раз не больше, хотя воздух вроде бы был чище и лучи по идее должны были быть более заметны.

IMG_8124

IMG_8137

IMG_8138

IMG_8144

IMG_8147

IMG_8151

IMG_8155

IMG_8160

IMG_8162

IMG_8176

Гонконг – день 2

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

1 декабря 2013

Нам захотелось прежде всего освежить впечатления о городе, а для этого, как водится, самое подходящее – это автобусный тур. Сегодня покатались по острову Гонконг (начали мы с него потому, что стояла прекрасная погода и нам хотелось попасть в нее на пик) и съездили в Абердин. Интересно устроена человеческая память – если б попросили рассказать про этот остров, то вряд ли получилось бы что-нибудь связное. А когда видишь все это воочию, то все кажется знакомым: узнаешь и едва ли не каждый небоскреб, и ипподром в Happy Valley, и вогнутое здание в Repulse Bay, и пляжи, и даже автобусную остановку около рынка Стэнли. Право, как будто вернулись на родину.

IMG_7980

IMG_7982

IMG_7997

IMG_8010

IMG_7828

IMG_7860

IMG_7837

IMG_7869

IMG_7877

IMG_7878

IMG_7882

IMG_7894

IMG_7922

IMG_7924

IMG_7940

IMG_7944

IMG_7909

IMG_7906

IMG_7913

В Абердине, разумеется, покатались на сампане, отобедали в плавучем ресторане Джумбо, с небольшим приключением. Когда сампанщик высаживал нас в ресторане, то наказал по выходу из оного махать ему картой автобусного тура, и он-де приплывет за нами. Но когда мы-таки попытались это сделать, выяснилось, что махать некому. Мы несколько заволновались. К нам приплыл частный сампанщик и выразительно пошевелил пальцами, намекая, что за подходящую мзду готов доставить нас куда надо. Это не входило в наши планы – мы уже заплатили за тур, который включал поездку на сампане. Отвергнув частника, решили было поплыть на большом, очевидно принадлежащем ресторану, сампане, хотя вряд ли бы он нас доставил к нужной автобусной остановке. В этот самый момент показался «наш» сампан, и мы радостно замахали, как было велено. С сампана что-то прокричали и проплыли мимо. Мои скромные познания в кантонском позволили предположить, что нас просили подождать, этот домысел подкреплялся тем, что свободных мест в сампане не было. Мой кантонский меня не подвел: минут через пять сампан действительно приплыл за нами.

IMG_7963

IMG_7974

IMG_7960

На пик Виктории я еще с утра планировала попасть именно в сумерках и поснимать город при дневном, сумеречном и ночном освещении. Утром нам казалось это нереальным, думалось, что мы окажемся там максимум часа в 2-3. Но ждать фуникулера на пик оказалось так долго (что, собственно, неудивительно в воскресенье), что до смотровой площадки Sky Terrace мы добрались действительно в начале шестого.

IMG_7867

Мы провели там около часа, замерзли порядком, зато я сфотографировала все как надо. Действительно вид Гонконга с этой высокой точки великолепен. Народу на смотровой была чертова пропасть, пробиться к выигрышным смотровым точкам было нелегко, но зрелище того стоило! Зубья расцвеченных огнями высоток, великолепный залив Виктория, сам пик, поросший густой растительностью – незабываемое зрелище, даже во второй раз. Еще одна утомительная очередь – уже на обратный фуникулер – и тоже в поднебесном холоде, и мы добрались до относительно теплого уровня моря.

IMG_8021

IMG_8025

IMG_8039

IMG_8041

IMG_8046

IMG_8050

IMG_8059

IMG_8062

IMG_8063

IMG_8066

IMG_8069

Вечером хватило сил еще опробовать гонконгскую ночную жизнь. Посетили район Лан Квай Фонг, где сосредоточены все увеселительные заведения. В целом понравилось – достаточно недорого (в happy hour, который тут длится долго, аж до 10 вечера, и вовсе дешево), живо, людно и весело. Ну а апосля, вернулись к себе, на полуостров.

IMG_8077

IMG_8084

IMG_8085

Хорватия – день 8

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

31 августа 2012 – пятница

После двух экскурсий, начинавшихся у отеля “Президент”, мы уверились в абсолютной четкости и точности в работе компании “Elite Travel”. И “сглазили” их. Наша сегодняшняя экскурсия на Корчулу началась с заминка: за нами не приехали. Выяснилось, что вчера нас забыли включить в списки и автобус вообще сюда не приехал. В результате нас подхватил отдельный микроавтобус и доставил в порт Груж, где мы воссоединились с остальной группой и гидессой. Гидесса (тоже Ивана) поначалу показалась нам грубой (вместо того чтоб сразу извиниться, пошла в нападение – мол, а что такое, вас же доставили сюда), а главное, неинтересной – свой текст на английском и немецком говорила буквально засыпая. Более охотно, кстати, говорила по-немецки – вообще что есть, то есть: хорваты показывают немцам явное предпочтение.

Новая напасть – в группе оказалась семья с маленьким ребенком лет двух, который, ясное дело, такую длинную дорогу переносил плохо: в светлые минуты вертелся как угорелый, а в плохие плакал и проташнивался. Ни свежести воздуха в автобусе, ни покоя другим пассажиром его присутствие не прибавило.

Мы забирались высоко в горы, опять совсем близко к горящей Боснии. В местечке Слано подобрали последних пассажиров. Место это называетсяй Слано (“соленое”), потому что здесь едва ли не с первых поселений добывали соль, ценящуюся тогда на вес золота. Опять же из-за соли здесь проходили караванные пути Османской империи.

На этот раз дорога была совершенно головокружительной. В некоторых местах страшно было посмотреть вниз, и в то же время оторваться было трудно, такая это была красота.

Практически по всему обозримому пространству раскинулись виноградники. Вино из них нам предстояло попробовать на обратном пути. Наша гидесса сообщила, что здесь в основном производят красное вино, наилучшим из которых она считает Поступ. Забегая вперед, скажем, что на Корчуле производят белое вино, Пошип.

На Корчулу переезжали на небольшом маршрутном судне из Оребича (этот городок нам очень понравился), при этом наблюдали как на большом пароме перевозили машины и даже автобусы.

В городе Корчула мы должны были посетить опять же старый город, и нас разделили на английскую и немецкую группы. Английскую должна была вести наша же хмурая, сонная и мрачная гидесса, как вдруг она оживилась, выказала чувство юмора и артистизм.

Первым долгом она рассказала нам про местную розу ветров. Есть тут северный ветер “бура”, который дует зимой и приносит ясную и солнечную погоду, хоть и понижает температуру до нуля. Есть южный ветер, самый нелюбимый местными жителями ветер, называемый “юго”, или “широко”: он дует летом с Сахары и приносит пыль, и, как ни странно дожди. Город расположен так, чтоб этот ветер проникал в город как можно меньше. И наконец, самый любимый населением ветер – западный мистраль, который приносит прохладу летом. Для этого ветра город открыт с моря, и, как пошутила Ивана, это была первая система кондиционирования воздуха в мире.

На воротах города – имя первого хорватского короля Томислава, а выше – венецианский крылатый лев, потому что город долгое время принадлежал Венецианской республике. Такие львы обычно имеют свои атрибуты, или символы, показывающие, насколько легко было попасть в город. Если у льва закрытия книга, значит это было сложно, а если открытая – то венецианцев принимали чуть ли не с распростертыми объятиями.

Мы ехали в Корчулу с мыслью о Марко Поло, так как слышали, что он именно отсюда. Однако, во-первых, выяснилось, что Венеция также оспаривает право называться его родным городом, а во-вторых, его дома как такового не существует – предполагаемый дом представляет собой руины. Как с возмущением сообщила гидесса, в коммунистические времена никому совсем не было дела до истории, а во времена кризиса возне мерились его вообще продать. Город спохватился, занял деньги, выкупил дом (на сегодняшний день цена этих руин – полмиллиона евро), а на ремонт пока денег не хватает. Но имеется проект восстановить дом и создать в нем музей. А пока Один предриимчивый и патриотичный корчулец открыл магазин Марко Поло и, позади него, музей Марко Поло, в каком-то другом месте.

Кстати, в доказательство того, что он родился именно здесь приводят три вещи: во-первый, здесь и по сей день проживает семейство де Поло, а в Венеции такового нет. Во-вторых, имеется реестр крещений XIV века, в котором упоминается Марко де Поло. Конечно, сам великий путешественник родился в XIII веке, но поскольку было принято давать детям имена их предков, это вполне мог быть какой-то его правнук. Ну и в-третьихл, в книге сокамерника Марко Поло приводятся его собственные слова, о том, что увидел башню родного города Коркира Мелаина и поплыл к ней. Доказано, что такое название имела именно Корчула, и ни один другой город, в том числе и Венеция, на него не претендует. А башня в городе только одна, потому дом Марко Поло и смогли вычислить.

Один из пунктов остановки был в атриуме. Ивана буквально в лицах показала, где сидел мэр, где его секретарь, как собирали просьбы граждан.

А напротив атриума помещается дом, в котором раньше постоянно жил доктор. Такового завлекали из Венеции, приманкой служил этот самый дом. Доктор мог жить там с семьей до тех пор, пока был на службе города Корчулы.

Свободным времем мы распорядились так удачно, что я успела и скупнуться, прямо в городе, среди лодок – даже тут было очень чисто. Специально нашла глубокое место, ибо на мелком зайти в воду было невозможно из-за больших и скользких камней.

На обратном пути нас повезли в громадную винарню, принадлежащую семейству Матушко. Эта семья производит в год 500 тысяч литров продукции, 90% которой – красное вино, а остальные 10 – белое вино, десертное вино, шнапс и оливковое масло. Погреба у них громадные, сплошь заложенные большущими бочками.

Первое попробованное нами вино – Plavac Mali. Так называется сорт винограда, и выращивают его при континентальном климате, в местах, где достаточно воды, но не так много солнца. С одного растения собирают 4-5 кг винограда. Вино получается сухое и легкое – всего 12,2%, и пьют его только молодым.

Следующее вино – Dingač, производится из того же самого винограда, но выращиваемого при средиземноморском климате: мало воды и много солнца, причем солнечные лучи виноград получает трех видов: прямые, отраженные от моря и отраженные от камня. В результате винограда с каждого растения собирается не больше килограмма, а вино получается более крепким, почти черным (14.5%), и его выдерживают несколько лет.

Следующим номером было десертное сладкое вино Прошек. Его выдерживают много лет: по традиции, когда в семье рождается ребенок, то закладывают бочку Прошека, которую откупоривают только на его свадьбе. Лично нам оно показалось слишком сладким. И наконец, 40-градусная граппа и 25-градусный вишневый ликер, из граппы же изготавливаемый.

В городе Стон была просто короткая остановка. Там тоже есть старый город и крепость, но их мы уже не смотрели.

Хорватия – день 3

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

26 августа 2012 – воскресенье

Сегодня поехали в город уже не наобум в порядке самодеятельности, а на пеший тур по Старому Городу. Лично я, наблюдая вчера на гуляющих по крепостным стенам, солнцем палимых туристов, уже с тоской видела себя в их рядах. Действительность оказалась гораздо более приятной – нас встретила милая девушка Ивана с перевязанной ногой, и в составе группы из 8 человек мы походили по Старому Городу в довольно щадящем режиме, стараясь избегать прямых солнечных лучей и даже кое-где присаживаясь. Пеший тур продолжался два часа, и за это время мы узнали немало интересного про Дубровник.

Итак, Дубровник был некогда республикой и назывался Рагузой. Республика была демократической (правда, условно, потому что право голоса имели только знатные мужчины). Имелся у них и князь, который избирался на 30-дневный период, во время которого не имел права покидать дворец, в котором жил один, без семьи. Очевидно, это делалось для того, чтоб он не испытывал никаких внешних влияний и пекся исключительно о государственных интересах.

В Республике существовали очень строгие правила и законы, касающиеся даже постройки зданий. Так, здания должны были быть приблизительно одинаковые – никто не имел права подчеркивать свое богатство, по крайней мере внешне. Окна соседних домов не должны были находиться друг напротив друга, ибо каждый имел право на приватную жизнь. Нельзя было выдвинуться даже на полметра из общей линии домов: дом нарушителя ломали, с него взимали штраф, а самого сажали в тюрьму.

Находиться в черте города иностранцам разрешалось только днем – на ночь их выдворяли, и ворота города запирали. Исключение делалось только для еврейского квартала, ввиду чрезвычайного пользы его обитателей для города. Но и этот квартал запирался на ночь с обеих сторон, так что формально был как бы вне города. Когда дубровчанам пеняли за то, что они пригрели неверных, дипломатичные власти Дубровника отвечали, что стране часто приходится иметь дело с другими неверными – Османской империей – и пусть лучше одни неверные общаются с другими. Кстати, в этом квартале находится вторая старейшая в Европе синагога, после пражской.

Вообще, надо сказать, что торговый Дубровник всегда умудрился лавировать между своими основными врагами: Венецианской республикой и Османской империей. Его девизом было “Non bene pro toto libertas venditur auro” (что-то вроде “Ни за какое золото продадим свою свободу”), при этом они не жалели золота на то, чтоб эту свободу купить – то есть откупались им от врагов.

В одном из переулков видели церковь Святого Роха – покровителя больных чумой. В свое время дети играли у стен церкви в некое подобие футбола и колотили мячом об эти стены. Священнику это дело надоело и он нацарапал на стене проклятие – мол, помните о смерти, играющие в мяч. На что дети нацарапали ответ в духе “хотим – и играем!”

На одной из лестниц Ивана спросила нас, можем ли мы догадаться, почему балюстрада до определенной высоты сплошная, а выше – сквозная? Наша версия была, что это сделано в заботу о детях, чтоб они не выпали. На самом же деле оказалось – ничего подобного. Знатные дамы, поднимаясь в находящуюся рядом церковь доминиканцев, естественно, были вынуждены приподнимать юбки, обнажая щиколотки. Архитектура лестницы не позволяла праздношатающимся молодым людям глазеть снизу на них.

Со Старыми Городом связано много противоречивого, например, в свое время Наполеон обманул власти Дубровника, заявив, что просит просто разрешить ему пройти через город для того чтоб ударить по черногорцам – союзникам России. Власти доверчиво открыли ворота французскому императору и… город был взят. Наполеон даже выстроил на горе пару своих укреплений. Однако, именно эти укрепления, выстроенные захватчиком, спасли Дубровник во время войны 1991 года за независимость. Кстати, Дубровник в эту войну был осажден по-настоящему: с моря его блокировал флот Черногории, а с суши сербы отрезали все коммуникации и бомбили. Люди, считая, что Старый Город бомбить не будут (поступать так с историческими объектами запрещает международное военное право) кинулись под защиту крепостных стен. Однако, как с возмущением поведала нам гид, именно его бомбили в первую очередь.

Но дело закончилось миром, и Дубровник как и прежде, пользуется уважением среди хорватских городов. Если кто-то говорит: “Я из Города” (без названия и с большой буквы), это значит, что речь о Дубровнике. Остальных это раздражает, но тем не менее они тоже зачастую перенимают эту манеру.

Под конец Ивана поведала нам трогательную историю о местных “Ромео и Джульетте” – Сильване из римского поселения и Дубравко из славянского. Они, как и положено влюбленным из враждующих кланов, погибли. Интересно, что имена обоих, каждое на своем языке, связано со словом “лес”, да и название самого Дубровника, как легко догадаться, происходит от слова “дуб”.

Оказавшись предоставленными самим себе, прошлись было по магазинам главной улицы, но ничего приличного в плане “value for money” не встретили. Туристические шопы, не более. Хотели там же и поесть, но ноги сами привели во вчерашний ресторан-террасу на площади Пиле.

После обеда вернулись в отель, и как и намеревались, купались в море, пока не поднялся ощутимый ветер и к нашим чистейшим берегам не нанесло всякого дрянца. Из вечерних впечатлений стоит упомянуть только ужасно наглую кошару в ресторане: она не то чтоб выпрашивала кусочек, а требовала его с недовольным видом, угрожающе размахивая хвостом и не менее угрожающе точа когти о наши стулья. К счастью, одному из едоков нашей компании не понравился его салат “Цезарь”, и практически вся курица из оного досталась нахальному животному.

Вечер закончился приятным променадом вдоль моря, так что в целом день прожит не зря.

Paris, je t’aime – день седьмой

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

27 марта, 2010

Сегодняшний день был очень… немецким! В том смысле, что куда бы я ни шла, везде вокруг слышала только немецкую речь, хотя раньше почему-то такого не наблюдалось.

Утром мне захотелось посетить Культурный центр Жоржа Помпиду. Поехала на станцию Les Halles, вышла из метро и прямо рот раскрыла. Во-первых, стояла очень приятная погода. Во-вторых, я уперлась взглядом прямо в красивую церковь Saint-Eustache, а вокруг все цвело белыми и розовыми цветами. Ну и в-третьих, я увидела черного кота. Потом, на расстоянии, второго, а еще чуть дальше, и третьего. Коты были живыми, а не фигурками, как мне поначалу показалось: сидели, шевелили ушами и головой, вылизывались, правда, с места не двигались. Но когда откуда-то сверху спрыгнул четвертый кот, и тоже черный, мне на минуту поплохело – подумала, что схожу с ума!

Вообще, место это – Forum des Halles – наикрасивейшее! Зелень, цветущие деревья, фонтаны, мостики и переходы, да еще и небо с его белыми пухлыми облаками было каким-то фантастическим! (ну хорошо, хорошо, иногда небо заволакивало серыми тучами, правда, судя по моим фотографиям, они и не расходились)!

Погуляв там, я дошла до центра Помпиду, но заходить в него почему-то передумала. Решила вместо этого погулять еще, для чего отправилась к метро, чтоб поехать в Люксембургский сад.

По дороге подошел ко мне парень с какими-то бумажками, и уже начал, было, мне что-то впаривать, но я его опередила: «J’comprends pas!» – бодро заявила ему я. Парень предпринял еще попытку: «Español?» – «Non!» – ответила я. «English?» – снова: «Non!». Вот что значит, нашла беспроигрышный вариант, парень пожал плечами и ушел.

Люксембурский сад мне очень понравился. Опять же, во многом из-за погоды – она, как выяснилось, сильно влияет на впечатления от того или иного места. Иногда моросил мелкий дождик, но несмотря на это было светло и солнечно, по небу плыли прекрасные белые подушки-облака. Вокруг все зеленым-зелено, и на каждом шагу скульптуры разных французских королев – от всяких там канонизированных Клотильды, Батильды и Матильды начала второго тысячелетия, и вплоть до Марии Стюарт и Марии Медичи. А вот Маргариты Валуа и Екатерины Медичи я не нашла – то ли искала плохо, то ли их по неизвестным причинам там нет вообще.

Примерно в полдень я изволила откушать в «Brasserie Le Luco» на бульваре St.-Michel. Ела филе утки в перцовом соусе, а на десерт – crème brûlée, который вовсе даже не мороженое, а именно ванильный крем, с запеченной сахарной корочкой.

Подкрепившись, я пешочком отправилась к Монпарнасской башне, с целью на нее подняться – туда очередь меньше, чем на Эйфелеву, да и саму Эйфелеву можно со стороны увидеть. Среди прочих туристов поднялась на лифте на 56-й этаж, где по всему периметру внешней стены – одно большое окно, из которого отлично виден весь Париж. Там же наткнулась на очень внушительных размеров русскую экскурсию: видно, только приехали, так как экскурсовод, который, к слову, очень интересно рассказывал, поминутно про все говорил: «Это я покажу/расскажу вам завтра/послезавтра/позже».

С 56-го этажа я поднялась на последний, 59-й, где расположена смотровая площадка. Отличный вид, жаль только, что Елисейские поля далеко – очень хотелось посмотреть сверху на Place de l’Étoile, насколько эта площадь действительно похожа на звезду.

Оттуда я вернулась в отель, где умудрилась подвернуть ногу, поэтому вечером не пошла никуда. Нога болела так сильно, что я с трудом проделывала расстояние от своей кровати до ванной, и прямо-таки ревела от беспомощности. Но потом пришла подружка, у которой с ногой та же история произошла неделей раньше, принесла мне какой-то жгучий гель, от него вроде стало полегче. Мы весь вечер слушали всякую музыку, ели сэндвичи, болтали и смеялись.

Paris, je t’aime – день пятый

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

25 марта, 2010

Сегодня день тоже не обошелся без бестолковостей, и надо сказать, Бобик сдох, то есть устала я невероятно!

С утреца поехали мы в Hôtel des Invalides, с целью увидеть гробницу Наполеона. Удивились неработающим турникетам в метро: «Ça marche pas!» – радостно возвестил проходящий мимо парень, и мы поняли, что ехать можно будет зайцем. Вот так зайцем мы к дому Инвалидов и приехали.

Приобрели билеты и сначала заглянули в Музей Армии, там же находящийся. Вообще, удивительно, насколько французы патриоты, уважающие и любящие свою историю. Не то, что у нас, где с каждой новой формой правления старая предается анафеме, всё переименовывается, сносятся памятники. Тут ценят всё, начиная с галлов, далее всех Людовиков, императора Наполеона, все свои республики… А еще это оцень воинственная нация – поистине галльские петухи. Всё у них прямо пропитано войнами, весь город полон различных исторических объектов, посвященных тем или иным победам и сражениям.

В музее мне очень понравились фигурки французских воинов разных исторических эпох, особенно наиболеее древние: те же галлы, норманны, каролинги, меровинги…

Весь музей мы решили не смотреть – ибо оружием обе не шибко интересуемся. Так что прямым ходом отправились в Купольную церковь, где и находится гробница Наполеона. Там холодно, как и полагается в склепе, и прямо в центре находится величественная гробница Бонапарта. В принципе, трепетное отношение парижан к Наполеона вполне понятно – он тут основал немало улиц, построил здания, тот же Дом Инвалидов для инвалидов войны.

Выйдя из холодной церкви, мы оказались на сравнительно теплой, но дождливой улице. Дождь пошел впервые в пятый день нашего тут пребывания. Поскольку я нацелилась пообедать лягушачьими лапками, мы поехали в Латинский квартал, нашли тот самый Auberge de Saint-Sévérin на Rue Saint-Sévérin, и там и расположились.

Поехали мы туда, к слову сказать, не на метро, а на RER. На нем было удобнее, ибо на метро пришлось бы делать пересадки. И вот, переходя с метро, куда мы вошли с улицы, на RER, мы были вынуждены потратить лишний билет, так что бесплатный сыр (т.е. неработающий турникет утром), как говорится, только в мышеловке.

Вернемся к лягушачьим лапкам. Они мне в общем-то понравились – они напоминают мясо птицы, правда несколько суховатое и пресное. А еще понравилась рыба с соусом – вообще кому, как не французам уметь готовить отменные соусы? Разумеется, они таковыми и являются! Ну и что больше во всей этой ситуации понарвилось, так это то, что прекрасный обед из трех блюд и с вином обошелся нам на двоих всего в 40 евро, включая чаевые. А еще в ресторане был кот, который очень по-хозяйски ходил мимо столиков, обнюхивая сумки и куртки посетителей.

Планировали после обеда заняться шоппингом, но выйдя на улицы, увидели, что дождь прекратился, тучи разошлись и погода стоит великолепная. Поэтому, мы сразу же все переиграли и пошли пешком по бульвару Saint-Michel.

Бульвар этот очень веселый и оживленный, особенно в такую погоду. Тем более, что и отовариться нам на нем удалось, купили по паре туфлей. Благо Сорбонна была совсем рядом, мы решили посмотреть и на нее. Правда, на мой вопрос «C’est où, la Sorbonne?» один мужчина сказал «I don’t speak French!», другая женщина тоже изобразила непонимание, и только третья мадам объяснила, как туда пройти. Вот тебе и Париж, с его якобы невозможностью обратиться к прохожим по-английски, и их желанием отвечать тебе только по-французски. С другой стороны, бывает, что тебе «отвечают по-французски» даже когда ничего не спрашиваешь. Как, например, вчерашняя старушка на Монмартре. Или сегодня, когда мы свернув с бульвара Saint-Michel на не менее веселый бульвар Saint-Germain, обсуждали, как далеко отсюда до метро Saint Germain des Près, к нам подошел пожилой мужчина и сказал: «Le métro Saint Germain des Près, c’est là-bas!», и показал в сторону, противоположную направлению нашего движения.

А метро этим мы, к слову сказать, заинтересовались вот почему. Когда мы гуляли с другом в этих окрестностях, то хотели зайти в кафе Ladurée, где подают фантастические, по его словам, сладости. Кафе тогда было закрыто, зато в витрине магазина рядом я заприметила очень красивое красное вечернее платье. И вот, этот-то магазин мы и стали искать. Крутились по узким улочкам, крутились, хотели, было, уже уйти отдыхать (так как ноги просто гудели), как вдруг заметили это кафе Ladurée, а рядом тот самый магазин. Позвонили в дверь, пошли, спросили, сколько стоит… Deux mille с хвостиком (€2000+)… Мда… Вот что называется, губа – не дура.

По дороге домой мы едва не застряли в метро – вдруг поезд остановился в тоннеле, погас свет, машинист что-то быстро сказал – настолько быстро, что я не поняла ни единого слова. Но к счастью, поехали довольно быстро – минут через 10.

Вечером же я снова встретилась с другом, а также его друзьями и коллегами в пабе «La Cordonnerie» на Réaumur-Sébastopol.

Paris, je t’aime – день первый

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

Поскольку в настоящий момент я не путешествую, решила откопать кое-какие старые записи. К сожалению, фотографии уступают китайским по качеству – у меня тогда был не такой хороший фотоаппарат, да и фотографировала я значительно хуже. Вуаля:

21 марта, 2010

Вот он, город мечты – Париж, дамы и господа! Начинается он с аэропорта Charles de Gaulle, с его в меру пофигистичными служащими, которые не утруждают себя излишними проверками.

Дорога из аэропорта в центр достаточно далека от предела мечтаний, как, впрочем, и 18-й округ, через который приходится проезжать: потрепанные пыльные вывески, грязные здания…

В центре, а точнее, в нашем отеле Grand Hôtel du Palais Royal оказываемся достаточно быстро. Персонал сразу охотно говорит на английском, тем самым избавляя меня от ненужного смущения – ну боюсь я пока по-французски говорить.

Зато в ресторане уже приходится на нем, родимом, изъясняться. Прихожу к выводу – меня понимают, и это не может не радовать! Официанты в ресторанах Парижа (пока что на частном примере ресторана Les Fontaines de Saint Honoré) на лондонских коллег совершенно не похожи – они веселее, суетливее и одновременно расслабленнее. И вот так, весело, суетливо и расслабленно, нам принесли знаменитый французский луковый суп. Сама идея такого супа у большинства людей должна бы вызвать некоторый скептицизм, но на деле это что-то непередаваемое… Густой наваристый бульон + куски хлеба, плавающие в нем + расплавленный сыр = нечто потрясающее и неописуемое, пальчики оближешь!

Нас приняли за испанок, а когда мы объяснили, что на самом деле мы из бывшего Союза, почему-то все официанты пришли в невиданный восторг, и даже сказали: «Spasibo!»

После обеда мы отправились разведывать территорию. Лувр, как выяснилось, находится у нас прямо под носом.

Состояние у меня было несколько шокированное и обалдевшее – так непривычно, что все вокруг говорят по-французски! С трудом получается пока переступить через свой внутренний барьер и собственно заговорить. С другой же стороны, когда все-таки это делаешь, видишь, что отношение к этому совершенно естественное. То есть французы воспринимают как само собой разумеющееся то, что иностранцы говорят с ними по-французски.

Итак, догуляли мы пешком от Лувра до Гранд Опера (которую не сразу узнали – по виду-то вроде как Гранд Опера, а обманчивая надпись гласит: «Académie Nationale de Musique»), а затем свернули на бульвар Капуцинов. Это очень оживленная улица, с бесконечными бистро, кафешками и ресторанами, которая плавно и незаметно переходит в Boulevard des Italiens, откуда мы уже повернули обратно.

Недалеко от отеля мы зашли в аптеку, купить воды и зубной пасты. Зубная паста обнаружилась не сразу, но только мне захотелось «блеснуть» знаниями и таки спросить: «Est-ce que vous avez du dentifrice?», как она сразу же нашлась.

Вечером, предварительно отоспавшись, я встретилась с бакинской подружкой, и мы с ней проделали тот же самый маршрут, и оказались в Bistro Romain на том же бульваре Капуцинов. Она настоятельно посоветовала попробовать карпаччо, представляющее собой тонко нарезанные ломтики сырой лососины или говядины, с каким-то соусом. На удивление, мне это понравилось.

Ну и конечно, нельзя не отметить вино, которое здесь подается – оно великолепно! Привычная нам горечь в нем отсутствует начисто, зато присутствует фруктовый аромат и, как сказали бы люди, разбирающиеся в данном вопрос, «букет» всякой там всячины.

Поездка в Китай – Гонконг – День 5

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

30 марта 2012, пятница

Первый раз в Гонконге встали очень рано, поскольку для присоединения к экскурсионной группе для поездки на остров Лантау нам предстояло поехать в другой отель, The Excelsior. Мы приблизительно знали, где он находится (позади универмага Sogo, то есть в районе нашей обычной трамвайной остановки), но в таких случаях надо дать себе время на уточнение, что мы и сделали. И в результате благополучно влились в свою группу. Нас несколько раз передавали из рук в руки: на первой остановке автобуса отделили от тех, кто ехал на Новые территории, затем, поскольку на Лантау разрешен только свой собственный транспорт (и такси, и автобусы), нас довезли до острова и пересадили на другой автобус.

Мы проехали по тем же длинным мостам, что и в первый день из аэропорта, но на этот раз нам сообщили их названия (Чинг Ма, Тинг Кау и Кап Шуй Мун). Мосты только транспортные – ни пешеходное, ни велосипедное движение там не предусмотрено. На самой первой остановке нам предоставили возможность не только полюбоваться видом на эти мосты, но и ближе ознакомиться с одним из главных символов Гонконга – цветами баухинии, благо привезли нас в сад баухиний.

Tsing Ma Bridge

Распрощавшись с приятной гидессой по имени Айви, мы поступили в распоряжение сухопарого, узколицего гида. Собственно “мы” – это десять взрослых и один смуглый ребенок – очевидно, приемный, у весьма своеобразной и малосимпатичной пары из Америки. Она – сравнительно молодая, совершенно необъятных размеров и с нечистой кожей. Он – несколько дебильного вида, узко- и высоколобый, с красным курносым носом и рыжей щетиной. Помимо них, также имелась старая супружеская пара из США в одинаковых жилетах, еще одна пожилая женщина, кажется, тоже американка, австралиец в шортах, обративший на себя внимание тем, что забыл свой билет и сказал: “Oops!” (тем не менее, к поездке допущен был, ибо у гидов были свои списки), а также пара с материкового Китая, говорящая только на путунхуа. Ну и конечно, авторы этих строк.

Несмотря на то, что гид сообщил, что его английский намного лучше, чем его путунхуа (напомним, что для здешних китайцев родной язык – кантонский, от официального китайского сильно отличающийся), интонация у него на обоих языках была абсолютно одинаковая и довольно монотонная, поэтому, каждый раз, когда он принимался за объяснения для китайской пары, нас охватывала оторопь, что мы вдруг перестали его понимать.

Следующая остановка – пляж Upper Cheung Sha. Наконец-то мы попробовали – кто рукой, а кто и ногой – воду Южно-Китайского моря. Гид сказал, что купальный сезон откроется через три дня (то есть 1 апреля) – совсем чуть-чуть не успели. А вообще, нам сказали, что время, в которое мы приехали, самое благоприятное, так как и зимой, и летом у них слишком высокая влажность и из-за туманов мало что можно увидеть, а кроме того накрывают дожди и даже тайфуны. Зона, разрешенная для купания, очень маленькая и тщательно огорожена, в основном, из боязни акул, хотя их здесь давно не видели.

Следующим пунктом программы было посещение рыбацкой деревни Тай О, куда мы поехали через красивейшие горы. Интересно, что общий вид как-то перекликается с пейзажами Норвегии, виденными нами полгода назад, как будто северный и южный варианты одного и того же.

Деревня Тай О – резкий контраст к Гонконгу небоскребов, бутиков и дорогих брэндов. Люди тут живут в основном в убогих, проржавевших лачугах на сваях. У каждой лачуги пришвартована лодка и кажется, что ее мотор – самое ценное, что есть у хозяина, ибо эти моторы довольно крутых фирм: Yamaha и так далее.

Наc покатали на катере вдоль этих хибарок, а потом повели через рыбный рынок, на котором продаются местные специалитеты: сушеные морепродукты и креветочная паста. Запах стоял – хоть всех святых выноси! От свежей рыбы пахло еще куда ни шло, а вот от сушеной… Это “благовоние” потом полдня преследовало и мерещилось в каждом запахе, даже аромате цветов! А так, конечно, было интересно и необычно. Видели устриц, морских звезд, морских ежей, коньков, даже огромную сушеную акулу. Сушеная рыба некоторых видов была чрезвычайно дорогой – связка из четырех штук стоила 58 тысяч гонконгских долларов (как мы уже знаем, для перевода в манаты надо разделить примерно на 10 – то есть где-то 5800 АЗН).

Выехав из Тай О, мы стали снова подниматься в горы. Мы заранее знали, что к статуе Будды (его называют самым большим бронзовым сидячим Буддой в мире, так как среди стоячих есть и выше, кажется, в районе Шанхая) ведут 256 ступенек и были морально готовы карабкаться. Однако, оказалось, что автобус вкруговую подвозит практически к подножью. Существует еще и канатная дорога, но она закрыта на ремонт.

Ну что про статую писать – величественная, конечно, хорош Будда. На груди у него знак, похожий на свастику, но являющийся ее зеркальным отражением – это символ вечного круговорота Вселенной. Нас водили и в помещение под статуей, но там ничего интересного не оказалось – те же четки, те же браслеты, какие-то каллиграфические картины.

В монастырь По Лин, на который и взирает с высоты этот Будда, по пресловутым 256 ступенькам спускаться не стали, так как и к нему нас отвезли на автобусе. Это монастырь гораздо больше и многолюднее вчерашнего. Во дворе его стоят статуи 12 божественных генералов – символов 12-летнего цикла, а также времени суток. У каждого на голове животное, олицетворяющее соответствующий год.

Уже второй день в монастырях испытываем странное чувство: мы приходим сюда просто праздно поглазеть, а ведь для людей это серьезный визит к богам. Вот и наши спутники-китайцы активно молились, зажигали благовонные палочки.

В экскурсию входил обед в монастыре, как и вчера, полностью вегетарианский, но классом повыше.

Обратно ехали тем же путем. В отличие от разговорчивой пекинской гидессы, это гид всю обратную дорогу хранил гордое молчание и даже, кажется, спал. После того, как нас доставили опять же в Эксельсиор, мы заскочили в World Trade Centre, совсем чуточку отоварились и основательно осмотрелись. Очень милый торговый центр, чистый, просторный, относительно немноголюдный, никто за тобой не гоняется с товаром.

Вечером в честь посещения рыбацкой деревни, у себя в гостинице откушали наконец супа из акульих плавников. Что ж, вкусно. За соседними столами наблюдали китайцев, которые в буквальном смысле слово варили что-то в кипящих перед ними плоских кастрюлях: брали ломтики мяса, какую-то зелень и другие продукты, бросали в кастрюлю, а потом вылавливали и ели. Официант объяснил нам, что это hot pot, что едоки подбирают себе ингредиенты сами и берут соусы, расположенные горкой на столе.

Поездка в Китай – Гонконг – День 2

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

27 марта 2012, вторник

Прежде всего – похвалим себя. И Гонконг. Первые отлично сориентировались и разобрались, что к чему: куда и как ехать, приобрели транспортную карточку Octopus (она также работает в некоторых магазинах). Думаем, что тем самым завязали с такси, да здравствует общественный транспорт. Второй, то есть Гонконг, предоставил возможность во всем разобраться, он очень user-friendly: улицы, транспорт – все понятно и более-менее доступно, не так, как в Пекине, где, стоя на одной стороне широченной улицы, не имеешь понятия, как оказаться на другой, нужной тебе. Гонконгские улицы узкие, часто буквально как щели между небоскребами. А переходы на участках с оживленным движением обычно надземные.

Итак, позавтракав (гораздо более скромно, чем в роскошном пекинском отеле), мы, как и было решено вчера, отправились на ближайшую остановку туристического автобуса. Туда поехали на трамвае, которые здесь, как и всё в Гонконге, выросли не в длину, а в высоту: они кургузые и двухэтажные.

Автобуса пришлось ждать настолько долго, что мы даже заволновались, на правильном ли месте мы стоим. Но как раз в тот момент, когда мы пошли уточнить это у кого-то из персонала универмага Сого, перед которым мы и стояли, издалека показался наш долгожданный автобус. Интересно, что билеты мы приобрели только у остановки фуникулера к пику Виктория, получается, если бы мы вздумали сойти раньше, то проехались бы на халяву.

Пик Виктория был открыт для посещения еще в конце 19-го века. Дорога к нему очень отвесная, и ехали мы под немыслимым углом: нас буквально вдавливало в спинки сидений. Фуникулер тут не только аттракцион для туристов, но и общественный транспорт для жителей высоток, расположенных по склону горы, собственно, изначально он и был создан для того, чтоб стимулировать застройку горы.

Покинув фуникулер, сразу оказались в каком-то торговом центре, и выяснилось, что к смотровой площадке еще пилить и пилить на эскалаторах. Но это того однозначно стоило: вид с террасы просто божественный! Вообще бухта Виктория живописна до чрезвычайности, и обрамляющие ее каменные джунгли с высоты пика очень гармонично соседствуют с сочной курчавой зеленью на склонах.

Пообедали мы на пике же, в ресторане Bubba Gump Shrimp & Co. Он рыбный, вкусный, цены средние, кажется, это американская сеть. Интересен в нем способ вызова официанта: если ничего не нужно, устанавливаешь синюю табличку: “Run, Forrest, run!”, а понадобится официант – переворачиваешь ее, чтоб возникло: “Stop, Forrest, stop!” на красном фоне.

Покатавшись по острову Гонконг (название, кстати, означает “ароматная бухта” на кантонском диалекте), который является историческим центром бывшей британской колонии, мы на пароме Star Ferry перебралась на полуостров Коулун. Название его означает “девять драконов”.

Одна из главных достопримечательностей Коулуна – это набережная Цим Ша Цуй, точнее находящаяся на ней Аллея звезд наподобие голливудской, но, конечно, относящаяся к гонконгскому кинематографу. Среди абсолютно ничего не говорящих нам имен присутствуют и известные, такие как Джет Ли, Чоу Юн Фат, Энди Лау, ну и, конечно, две ярчайшие местные звезды – Джеки Чан и Брюс Ли. Последнему здесь же поставлен памятник, который является прямо-таки объектом паломничества для китайских (и не только) туристов.

Кстати, о китайских туристах. Нам говорили, что китайцы любят фотографироваться с европейцами, однако в Пекине никто такого желания относительно нас не проявлял. А тут, на набережной, целое семейство – судя по всему, туристы из какой-то китайской провинции – подскочили к нам с просьбой позволить им запечатлеть себя на фото рядом с нами, что все по очереди и проделали.

Полуостров мы объездили дважды: днем и вечером. Днем он значительно уступает острову, несмотря на наличие запоминающихся объектов, вроде отеля “Peninsula”, где во время Второй Мировой войны всего после нескольких дней сражений британцы подписали капитуляцию перед Японией, или самого высокого небоскреба в Гонконге (кстати, по числу небоскребов Гонконг – впереди планеты всей, их тут вдвое больше, чем в Нью-Йорке), где находится Международный Центр Коммерции. В отличие от фешенебельных бутиков острова, полуостров славится своими более демократичыми рынками: Женским, Ночным, цветочным, птичьим.

А вот вечером улицы Коулуна залиты морем огней – яркие, веселые, особенно такие районы как Нэтан роуд и Монг Кок – и выглядят абсолютно безопасно (кстати, уровень преступности в Гонконге и вправду очень низкий).

После экскурсии по вечернему Коулуну мы снова высадились на набережной, где ежевечерне в 8 часов демонстрируется лазерное шоу. Честно сказать, мы ожидали чего-то большего и когда в небе стали скрещиваться зеленые лазерные лучи, все ждали, когда же начнется настоящее шоу. Окзалось, это оно и есть – ну абсолютно не впечатлило. Зато сделали неплохие фотографии на фоне ночной набережной.

На обратном пути в гостиницу мы совершенно самостоятельно нашли нужную станцию метро, нужную трамвайную остановку, и после 12-часовой вылазки, благополучно вернулись в свой Emperor (Happy Valley).

Еще несколько общих наблюдений: язык здешний, то есть кантонский диалект китайского, довольно сильно отличается от путунхуа (официального во всем Китае). А вообще в Гонконге официальных языка два: английский и китайский (оба диалекта – то есть по сути три). Например, в метро, объявления произносятся на всех трех, причем мы наловчились на слух отличать кантонский от путунхуа.

Отличается и письменность. Здесь используются более древние, традиционные иероглифы, и они выглядят заметно сложнее, с огромным количеством черточек, палочек и завитушек. На материковой же части Китая, а также в Сингапуре и Малайзии, иероглифы упрощенные. Они были введены в середине прошлого века для повышения грамотности населения.

Наблюдая местных жителей, буквально видишь англичан в китайском обличии. Они чинно стоят в очередях (что вообще китайцам не очень свойственно), четко соблюдают правила дорожного движения, на эскалаторах стоят справа, а идут по левой стороне. Во всех общественных местах тут говорят по-английски, школьники решают на английском задачи по математике (это мы наблюдали в Starbucks, впрочем, между собой говорили они при этом по-китайски).

А вообще приехав в Гонконг, мы ясно почувствовали разницу между Китаем коммунистическим и капиталистическим. Причем там, в Пекине, они вовсе не выпячивают свои коммунистические лозунги, запреты и ограничения – вроде все завуалировано. Но при этом ощущение, что тигр, хотя и спрятав когти, все же протянул лапу: котролируемый интернет, контролируемое телевидение, обязательное упоминание гидами счастливой жизни при всеобщем равенстве в Народном Китае, портреты Мао, пятизвездочная символика, и даже бесконечные заграждением на улицах. А тут – демократия в полном расцвете. Неудивительно, что когда в 1997 году Маргарет Тэтчер по договору вернула Гонконг Китаю после 99-летней аренды, десятки тысяч гонгонгцев спешно эмигрировали на Запад, устрашенные “прелестями” коммунистического “рая”. Правда, пока что, имея статус Особого Административного Района, так же как Макао, Гонконг их практически не испытывает, ибо на 50 лет он сохраняет свою внутреннюю систему. А вот что гонконгцы станут делать потом – это вопрос.

Поездка в Китай – Пекин – День 6

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

25 марта 2012, воскресенье

Аутентичненький получился день. Утром взяли гида (официального) и отправились в тур по хутунам. Кстати, хорошо, что туры здесь – это не просто поездка в одно место, а непременное посещение нескольких, довольно искусно соединенных с точки зрения сбалансированности ходьбы, езды, карабканья.

Так и поездка в хутуны началась с двух смотрящих друг на друга башен – Барабанной и Колокольной. Слава Богу, лезть пришлось только на одну из них, Барабанную. Обе эти башни были построены при династии Мин и оповещали о времени народ, который “часов не наблюдал”. Отбивали и отзванивали они каждые два часа.

Для того, чтоб подняться к барабанам, нам пришлось одолеть 60, а затем еще 9, очень крутых ступенек. Помимо барабанов, на втором этаже башни также были выставлены древние приборы для определения времени, чтобы служители знали, когда бить в барабаны. В основном это определялось по времени сгорании ладана в устройствах. В половине десятого явились четыре парня и одна девушка и исполнили номер на барабанах, причем девушка била в самый большой. А барабаны тут не такие, с которыми выступишь на сцене: каждый размером с одну, а то и с две громадные бочки – так что неудивительно, что их в те времена слышал весь город.

Гид показал нам с балкона все части Пекина. Было интересно посмотреть с высоты на места, которые мы уже видели: парк Бэйхай, Олимпийскую деревню, Запретный город.

Из Барабанной башни мы перешли в Колокольную, но тут дело ограничилось первым этажом, на котором нам показали чайную церемонию, теперь уже не театрализованную, как в Лаоше, а с дегустацией разных сортов чая и подробными объяснениями. Научили и как заваривать, и как чашечку держать тремя пальцами, и как пить в три глотка, оттопырив безымянный палец и мизинчик. В России это одно время считалось признаком мещанского жеманства и очень высмеивалось, а тут так делали только женщины и это изображало хвост феникса, являвшегося символом императрицы. Мужчины же брали чашечку тоже тремя пальцами, но оставшиеся два поджимали внутрь – это символизировало дракона, то есть императора. Нам дали попробовать пять разных сортов чая: у-лун с женьшенем, жасминовый, пу-эр (плиточный), черный чай с ли-чи и цветками розы и фруктовый. Грех был уйти из чайного царства, не приобретя настоящего китайского чая, и мы купили у-лун и жасминовый.

Отсюда мы пошли пешком в квартал Шичахай, который, как нам объяснили, является излюбленным местом пекинцев и полон ресторанов, баров, магазинчиков. Место очень живописное, расположено на берегу озера. Узнали, что “хай” означает “озеро”, а следовательно, “Бэйхай” – “Северное озеро”. Тут нас осенило, что “Бэйцзин” (Пекин) тоже не случайно начинается с “Бэй”. И так мы пришли к давно известной всем истине,что “Бэйцзин” это всего-навсего “Северная столица”.

Путешествие продолжалось на велорикше, на этот раз официально относящемся к туру, но которому, впрочем, все равно пришлось дать на чай.

Для начала поехали к образцово-показательной пекинской семье. В хутунах часто живут целые поколения. Нетрудно понять, что старшим представителям семей жизнь тут нравится, а младшим – не слишком.

При входе во двор натыкаешься на стену. Гид объяснил, что так же как и высокие пороги, такие стены служили препятствием для проникновения в дом злых духов. Типичный дворик объединяет четыре дома и вместе с ними составляет пять основных элементов. Главным и самым престижным считался северный дом, под знаком Воды, и в нем жили родители. Дом на востоке олицетворял элемент Дерева и принадлежал сыновьям – опоре семьи. Западный дом связан с элементом Металла – золота, и обитали в нем дочери. В южном доме, под знаком Огня, жила прислуга. И наконец, сам двор представлял собой пятый элемент, Землю.

Кроме того, гид обратил наше внимание на обязательное наличие деревьев во дворе. Иероглиф 人 означает “человек”, и если его обнести стеной с четырех сторон, то получится вот что: 囚. А это означает “человек в тюрьме”, то бишь заключенный. Дабы не возникало такой печальной аналогии, во дворе сажали деревья: 木 , но непременно больше одного, ибо такой иероглиф: 困 означает “трудности”, что жителям также было явно ни к чему.

Раз уж речь зашла об иероглифах, то здесь же отметим, что на двери китайцы любят вешать изображение иероглифа “фу” – 福, что значит “благополучие”. Более того, нередко его вешают вверх ногами. В результате получается игра слов: слово “dào” означает по-китайски как “перевернутый” (倒) and “прийти, прибыть” (到). Таким образом, “Fú dào” одновременно значит “Fú вверх ногами” и “приходит благополучие”.

Жительница дома усадила нас под портрет Мао (дело происходило в восточном доме, приспособленном под комнату для посетителей) и на хорошем английском рассказала о жизни в таком доме и показала многочисленные картины своего отца-художника, выполненные в традиционном китайском стиле.

Уходя, увидели во дворике представителей двух других поколений: старшего и младшего. Славненький двухлетний китайчонок, когда ему предложили сфотографироваться, сначала дичился и отказывался позировать с нами, но затем проникает симпатией, даже проводил нас до двери и по подсказке старших сказал: “See you later”.

Далее мы совершили пешую прогулку с гидом по хутунам. Собственно говоря, слово “хутун” – монгольское, изначально означало “колодец”. Во времена монгольской династии Юань в каждом таком квартальчике был свой колодец, отсюда и название. Теперь же хутунами называют узкие, а временами очень узкие переулки.

Как и все в Китае, дизайн дверей строго регламентировался общественным положением жителей домов. Если в доме жил представитель военного ведомства, то по бокам от дверей располагались два поставленных на ребра круглых камня с различными украшениями. Квадратные или прямоугольные же камни указывали на чиновника гражданского. Количество вбитых над дверным косяком деревянных брусьев зависело от социального положения. Максимальное число – двенадцать – мог себе позволить только император. Других за это, так же как за использование желтого цвета, символа дракона, строительство двухъярусной крыши, наказывали, а то и казнили. Дальше число брусьев шло по убывающей, и простолюдин довольствовался лишь двумя.

Про значение сторон света при конструкции китайских двориков мы уже говорили, а вот про город в целом нам было сказано, что на востоке жили богатые, на западе – знатные, на юге – незнатные, а на севере – бедняки. Не очень понятно, наверное, такая присказка.

Из хутунов вернулись к обеду, а после оного посетили последний пункт нашего пребывания в Пекине – жемчужный рынок Хунцяо и здорово там повеселились. Для того, чтоб добраться до классных, сертифицированных жемчужных изделий на чинном четвертом этаже, надо пройти три бурлящих и кипящих этажа с разливанным морем китайского ширпотреба (да-да, того самого, какого и у нас навалом). Эскалаторы расположены в разных местах, как, собственно, и принято в больших торговых центрах, но в каком-нибудь “Marks and Spencer” трудно представить себе шумных продавцов, гоняющихся за вами, хватая вас за руки и с криком: “What is your last price?”. И с таким расположением эскалаторов их избежать никак не возможно.

Нас предупреждали, что торговаться в Китае надо обязательно, но мы и представить не могли, что здесь торгуются так бурно, темпераментно и с жаром. Торговый центр кишмя кишел иностранцами, которых, очевидно, тоже проинструктировали относительно правил шоппинга по-китайски. Поэтому тут и там мы наблюдали массу забавных картинок: с возмущением удаляющийся покупатель, бегущий за ним продавец, готовый на любые уступки, лишь бы сбыть свою фальшивую “Dolce & Gabbana”. Одна продавщица, уловив нашу беседу между собой, на ломаном русском возопила: “Давай шарфа покупай! Почему шарфа не хочешь?”. Мы ей ответили: “Не хотим – и всё!” и ушли.

Ну и напоследок в Пекине мы очень, очень вкусно поужинали все в том же японском ресторане, хоть и более скромными порциями.

Конечно, мы не посмотрели всего, что хотелось увидеть в Пекине – например, Летний дворец, этнографический музей, ламаистский храм, – но пять дней провели очень насыщенно, с пользой и массой впечатлений. Посмотрим, каков будет Гонконг…

Post Navigation