Travelling Leila

My impressions about the places I visit

Archive for the tag “Эйфелева башня”

Paris, je t’aime – день седьмой

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

27 марта, 2010

Сегодняшний день был очень… немецким! В том смысле, что куда бы я ни шла, везде вокруг слышала только немецкую речь, хотя раньше почему-то такого не наблюдалось.

Утром мне захотелось посетить Культурный центр Жоржа Помпиду. Поехала на станцию Les Halles, вышла из метро и прямо рот раскрыла. Во-первых, стояла очень приятная погода. Во-вторых, я уперлась взглядом прямо в красивую церковь Saint-Eustache, а вокруг все цвело белыми и розовыми цветами. Ну и в-третьих, я увидела черного кота. Потом, на расстоянии, второго, а еще чуть дальше, и третьего. Коты были живыми, а не фигурками, как мне поначалу показалось: сидели, шевелили ушами и головой, вылизывались, правда, с места не двигались. Но когда откуда-то сверху спрыгнул четвертый кот, и тоже черный, мне на минуту поплохело – подумала, что схожу с ума!

Вообще, место это – Forum des Halles – наикрасивейшее! Зелень, цветущие деревья, фонтаны, мостики и переходы, да еще и небо с его белыми пухлыми облаками было каким-то фантастическим! (ну хорошо, хорошо, иногда небо заволакивало серыми тучами, правда, судя по моим фотографиям, они и не расходились)!

Погуляв там, я дошла до центра Помпиду, но заходить в него почему-то передумала. Решила вместо этого погулять еще, для чего отправилась к метро, чтоб поехать в Люксембургский сад.

По дороге подошел ко мне парень с какими-то бумажками, и уже начал, было, мне что-то впаривать, но я его опередила: «J’comprends pas!» – бодро заявила ему я. Парень предпринял еще попытку: «Español?» – «Non!» – ответила я. «English?» – снова: «Non!». Вот что значит, нашла беспроигрышный вариант, парень пожал плечами и ушел.

Люксембурский сад мне очень понравился. Опять же, во многом из-за погоды – она, как выяснилось, сильно влияет на впечатления от того или иного места. Иногда моросил мелкий дождик, но несмотря на это было светло и солнечно, по небу плыли прекрасные белые подушки-облака. Вокруг все зеленым-зелено, и на каждом шагу скульптуры разных французских королев – от всяких там канонизированных Клотильды, Батильды и Матильды начала второго тысячелетия, и вплоть до Марии Стюарт и Марии Медичи. А вот Маргариты Валуа и Екатерины Медичи я не нашла – то ли искала плохо, то ли их по неизвестным причинам там нет вообще.

Примерно в полдень я изволила откушать в «Brasserie Le Luco» на бульваре St.-Michel. Ела филе утки в перцовом соусе, а на десерт – crème brûlée, который вовсе даже не мороженое, а именно ванильный крем, с запеченной сахарной корочкой.

Подкрепившись, я пешочком отправилась к Монпарнасской башне, с целью на нее подняться – туда очередь меньше, чем на Эйфелеву, да и саму Эйфелеву можно со стороны увидеть. Среди прочих туристов поднялась на лифте на 56-й этаж, где по всему периметру внешней стены – одно большое окно, из которого отлично виден весь Париж. Там же наткнулась на очень внушительных размеров русскую экскурсию: видно, только приехали, так как экскурсовод, который, к слову, очень интересно рассказывал, поминутно про все говорил: «Это я покажу/расскажу вам завтра/послезавтра/позже».

С 56-го этажа я поднялась на последний, 59-й, где расположена смотровая площадка. Отличный вид, жаль только, что Елисейские поля далеко – очень хотелось посмотреть сверху на Place de l’Étoile, насколько эта площадь действительно похожа на звезду.

Оттуда я вернулась в отель, где умудрилась подвернуть ногу, поэтому вечером не пошла никуда. Нога болела так сильно, что я с трудом проделывала расстояние от своей кровати до ванной, и прямо-таки ревела от беспомощности. Но потом пришла подружка, у которой с ногой та же история произошла неделей раньше, принесла мне какой-то жгучий гель, от него вроде стало полегче. Мы весь вечер слушали всякую музыку, ели сэндвичи, болтали и смеялись.

Advertisements

Paris, je t’aime – день третий

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

23 марта, 2010

Если б сегодняшний день не был таким бестолковым, то пожалуй, и записывать-то было бы нечего. Впрочем, начался он вполне толково. Сели мы на старый добрый экскурсионный автобус, благо билет на него действителен два дня (и посему мы его со вчерашнего дня использовали в качестве общественного транспорта, накручивая новые и новые круги по одним и тем же местам), и решили поехать к Триумфальной арке. Но, как и вчера, планы у нас изменились прямо по дороге. Мы узнали у водителя, что билеты на круиз по Сене можно купить прямо у него и решили не терять времени, пока хорошая погода. Сошли около Эйфелевой башни и спустились к Сене. Имея на руках билеты, мы успшно избежали длиннющей очереди, которая включала в себя невообразимое количество школьников – в основном английских, с редким вкраплением немецких и французских – в общем, эдакая шумная ватага.

Круиз по реке сопровождался комментариями гида, которая попеременно комментировала все вокруг на французском, английском, испанском и итальянском языках.

Спустя час, высадившись у все той же Эйфелевой башни, мы начали обдумывать, как бы нам в наикратчайшие сроки оказаться на Елисейских полях (Внимание, сейчас начнется первая и главная бестолковость дня – причем моя!).

Идея сесть опять на красный автобус мною была отвергнута, так как пришлось бы сделать почти полный круг. Идея пойти пешком же была забракована мамой – хотя, как мы поняли впоследствии, самой оптимальной была бы именно она.

Тогда я предложила поехать на метро, тем более, что ехать предстояло без пересадок. Идак, дошли мы до станции, табличка над которой гласила «RER», и рядом было сказано, что метро в 300 метрах. Пошли мы в направлении, указанном, прошу пардону за тавтологию, указателем, дошли до какого-то дурацкого места, а метро все не было. Я заявила, что надо вернуться к станции RER и сесть там – ударило мне что-то в голову, и показалось, что на карте была указана именно линия RER, а не метро. Естественно, оказалось, что на Place de l’Etoile отсюда RER не идет, а если и идет, то явно через пятую точку! Пришлось снова брести по направлению указателя и спросить по дороге, как пройти к метро. Выяснилось, что от вышеупомянутого «дурацкого места» надо было отшагать еще метров 50. Ну кто бы знал, что от Эйфелевой башни до ближайшей станции метро, которая, между прочим, называется «Bir-Hakeim – Tour Eiffel», пилить и пилить? А потом еще пилить и пилить пришлось под землей, до выхода у Триумфальной арки. Кстати, парижское метро особенно не впечатлило, какое-то оно плохонькое.

Да и в довершение ко всем прочим «радостям», я умудрилась застрять в турникете! Билет нормально прокомпостировался, ибо высветилась надпись: «Reprenez votre billet», а после надо было толкнуть турникет, а затем и еще одну затворку. Так вот, турникет сработал как полагается, а затворка не открывалась ни в какую! В конце концов пролезла через щель, благо габариты позволили!

Поскольку, когда мы наконец очетились на Елисейских полях, обеденное время было уже в самом разгаре, то именно этим мы и занялись, то бишь, поисками ресторана.

По пути нами были забракованы итальянский ресторан (смешно в Париже ходить в таковой!) и знаменитый «Fouquet’s» (три с половиной блюда в меню, по запредельным ценам!). с выбором мы в конечном итоге не ошиблись: ресторан «Chez Clément» нам понравился, там очень милый интерьер. И главное… там были устрицы! Я даже смогла вполне сносно объясниться с официанткой по-французски. Спросила, какие из них самые лучшие. Она ответила, что сама устриц не ест, но обычно самыми вкусными являются самые большие, а самые большие – это Creuses de Bretagne № 2. принесли она нам этих устриц – 6 больших моллюсков, в емкости со льдом, а к ним уксус и половинка лимона. Вкус у устриц весьма оригинальный. Затрудняюсь однозначно сказать, насколько они мне понравились, но по крайней мере, они не отвратительны. Это нечто слизистой консистенции, во вкусом не то икры, не то маринованной селедки (особенно если с уксусом).

После обеда мы попытались пройтись по магазинам на Елисейских полях, но зашли только в парочку. В одном я – внимание, очередная бестолковость! – едва не забыла в примерочной свой фотоаппарат. А в другом мы все-таки слегка затоварились, хотя это было утомительно.

Так что после этой пары магазинов мы пошли пешком к отелю, вдоль по Елисейским полям. По дороге видели алкаша с начатой бутылкой вина – вот какие в Париже алкаши мажористые, французское вино распивают!

Затем мы свернули на Rue de Rivoli (причем, свернули с порядком надоевшей Place de la Concorde) и пошли мимо магазинчиков – сувенирных, антикварных и т.д. С другой же стороны у нас были сады Тюильри, которые, к слову, особо не впечатлили. Может, летом там зелено и красиво, но сейчас они какие-то голые.

Так мы дошли до отеля, а потом я созвонилась с другом. Встретились мы с ним на Saint Germain des Près, куда я на этот раз доехала без приключений, пусть и в жуткий час пик.

Сначала мы с ним бродили по окрестностям, затем отправились на площадь Трокадеро, чтоб оттуда сфотографировать Эйфелеву башню при ночном освещении. И вот это уже действительно красота! Оказывается, каждый час она еще и начинает переливаться огнями, и мы как раз на это время попали. Народу на Трокадеро было полным-полно, намного больше, чем днем.

Paris, je t’aime – день второй

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

22 марта, 2010

Это был длинный, насыщенный и полный впечатлений день! Фактически начался он в 9 утра, когда сразу после завтрака мы вышли из отеля. Первоначальный план – пойти в Лувр – отпал сразу же, ибо погода с утра стояла восхитительная и обещала весь день таковой и оставаться, поэтому провести такой день в закрытом помещении было бы жалко.

Тогда мы вышли на набережную Сены и решили отправиться на Елисейский поля, но и этот план вскоре изменился, и мы отправились к Эйфелевой башне.

Дорога к башне была в принципе малопримечательнй, правда на ней произошел странный случай. Какой-то бомжеватого вида парень бросился к нам с золотым кольцом, спрашивая, не наше ли оно. Узнав, что не наше, он стал активно пытаться нам его всучить, указывая на пробу кольца, мол, действительно золотое. А затем стал выпрашивать денег на сэндвич и колу. На вполне справедливый вопрос о том, почему бы ему не забрать вместо этого кольцо и не продать, он ответил, что является баптистом. Каким-то чертом ему все-таки удалось выманить у нас 4 евро (а что, я всегда знала, что у меня на лбу большими буквами написано «ФРАЕР!»). А кольцо… кольцо мы решили от греха подальше выбросить. Уж очень подозрительной показалась нам вся эта история. Правда, скорее всего, ничего тут страшного не было – кольцо, судя по весу, было вовсе не золотое, и, по-видимому, у того парня это просто отработанный метод выклянчивания денег.

Далее до Эйфелевой башни дошли без приключений. На башню, к сожалению, подняться не удалось, так как очередь была неимоверная, и зря тратить время, простаивая в ней, совершенно не хотелось. Тем более, что тут и там сновали цыганки-попрошайки, расхаживали солдаты (в том числе женского пола!) с автоматами, а также чернокожие торговцы сувенирными Эйфелевыми башенками, которые так и норовили продать нам свой товар. Правда, в какой-то момент они как припустили куда-то бежать! Скорее всего, от полиции, но меня сильно рассмешил мамин комментарий: «Куда это они бегут? Им что, сказали, что приехали новые фраера?»

Сама Эйфелева башня у меня вызывала желание бесконечно ее фотографировать. И вообще, при виде этой красоты дух захватывал. Хотя, если разобраться, особой красотой башня не обладает. По сути, это довольно-таки уродливенькая конструкция. Так что, красота ее, мне кажется, это явление исключительно психологическое – главный символ Парижа, одна из основных мировых достопримечательностей, вот глаз и привык считать, что это красиво.

После осмотра башни со всех четырех сторон и десятка, как минимум, сделанных фотографий, мы решили взять автобусный тур по городу, благо погода позволяла (против обыкновения, не полил дождь и не задул ветер, как бывает всегда, когда я оказываюсь в открытом экскурсионном автобусе). И это, надо сказать, было весьма хорошей идеей. Подобные туры всегда следует брать в самом начале пребывания в городе – это позволяет в принципе понять структуру и логику города в целости, и заодно определиться с местами, которые хочется впоследствии посетить. Тем более, что есть места, которые вообще посмотреть хотелось бы, но увидеть их из автобуса – вполне достаточно, и в будущем на их посещение тратить время не придется. Это например, Place de la Concorde, которую мы проезжали столько раз, что она успела надоесть хуже горькой редьки.

Высадились мы, было, у Нотр-Дам, в поисках заведения общественного питания, но оные предлагали почему-то одни сэндвичи и croque-monsieur’ы. Пришлось садиться на автобус снова и ехать до Galeries Lafayette.

Этот район – что-то вроде лондонского Сити. Все ходят в костюмах, и вокруг одни банки – Commerzbank, BNP Paribas, и т.д. В этих-то окрестностях мы и нашли ресторанчик.

Рассматривая меню, обнаружила в нем блюдо под названием «Rôti de chapon aux cèpes avec Gratin Dauphinois», и заинтересовалась им, поскольку раньше слышала про Gratin Dauphinois, что это очень вкусное блюдо из картошки. Что же такое chapon, я не имела ни малейшего понятия, и решила спросить об этом у официанта. Он ответил, что это le coq и изобразил процесс кастрации. Показал прямо на себе! К слову, на вкус этот несчастный петух оказался очень даже ничего, а пресловутый Gratin Dauphinois и вовсе замечательным!

После обеда, сытые и довольные, мы продолжили автобусный тур, чтоб снова оказаться в Нотр-Дам и попасть внутрь. Поскольку до шестичасовой мессы, на которой нам очень хотелось побывать, было еще долго, мы решили сойти еще раз около Эйфелевой башни и попить кофе в одной из уличных кафешек, которых, как известно, в Париже великое множество.

А опосля того, мы в очередной раз погрузились в автобус и поехали к Нотр-Дам. По пути я сделала несколько наблюдений. Во-первых, это любовь французов к своему флагу. Он у них повсюду: мало того, что на каждом государственном учреждении, так еще и над всеми рекламными стендами.

Во-вторых, это огромное количество мотоциклов на дорогах, которого я раньше нигде не видела. И главное, несутся они на такой скорости, что аж жутко делается.

Ну и в-третьих, я заметила, что названия магазинчиков, кафе и отелей напрямую зависят от месторасположения. Например, в районе церкви Мадлен все они названи именем Мадлен, у Нотр-Дам, соответственно – в честь Нотр-Дам.

Кстати, о Нотр-Дам. Вначале мы готовились отстоять длинную очередь за билетом в 8 евро. Подойдя к очереди, увидели в конце ее табличку, гласившую, что больше в очередь становиться смысла нет, так как на сегодня она на этом заканчивается. Расстроились мы, было, шибко, но потом решили спросить, как попасть на мессу, на что нам ответили, что вход через церковь, и он бесплатен. Честно говоря, я так и не поняла, куда же стояла эта очередь, собираясь платить 8 евро, так как внутри мы бесплатно смогли посмотреть всё. Вернее, «бесплатно» – это слишком громко сказано. Потратиться пришлось и на свечи, поставленные Гваделупской Божьей Матери, и на металлические медальки, «на счастье», и на вход в сокровищницу церкви, и на пожертвование после мессы.

Сокровищница своих трех евро стоила – какие там красивые кубки, перстни, бюсты разных архиепископов, а также предметы непонятного назначения, вроде как просто для украшения!

Сама месса тоже очень понравилась. На входе у них было написано, что в 17.45 вечерняя молитва – vêpres – а в 18.15 – месса, но, кажется, они поменяли их местами, так как в начале нам раздали листки бумаги с текстами гимнов и псалмов на латыни и французском. Поскольку мы, желая видеть все хорошо, сели впереди и оказались в самой гуще верующих католиков, то пришлось распевать вместе со всеми. Но звучало все это воистину божественно! И вот, насколько я поняла, именно это и было мессой, потому что то, что началось через полчаса, представляло собой в основном какую-то проповедь и разговоры про библейскую Сусанну и двух старцев, изредка прерываемые песнопениями вроде «Kyrie Eleison».

Вообще, глядя на всё это, я прихожу к выводу, что если бы я была верующей, то непременно католичкой. Потому что только католические соборы, службы и ритуалы вызывают во мне какой-то, пусть и минимальный, трепет. С другой стороны, пожалуй, вряд ли я смогла бы с искренним благоговением слушать эти истории про Сусанну, старцев, и иже с ними.

Оставив 2 евро в качестве пожертвования, мы быстренько слиняли из собора, пока не началось причастие. При этом успели на один из последних автобусов нашего тура, на котором доехали до Гранд Опера, откуда было решено пешком идти до отеля. Оказавшись около бульвара Капуцинов, мы решили где-нибудь на нем и поужинать. Увидев «Le Grand Café des Capucines», я заинтересовалась устрицами в меню, выставленном перед кафе, но мама от этих устриц категорически отказалась. В назидание ей я предложила пойти в Pizza Hut, где пицца оказалась весьма и весьма посредственной. Ну ничего, никуда от меня устрицы не денутся!

Post Navigation