Travelling Leila

My impressions about the places I visit

Archive for the tag “Невезение”

Сингапур – день 4

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

27 ноября 2013

Утром, позавтракав, мы пытались узнать у консьержа, нет ли чего-нибудь интересного вечером. Вместо ответа он снабдил нас книжечкой, из которой мы выяснили, что завтра в концертном холле «Эспланада» выступает Лан Лан – тот самый китайский пианист, передачу про которого мы видели еще в Лондоне, очень тогда впечатлились и мечтали послушать вживую. И вот, оказывается нам повезло: он здесь.

Мы мгновенно изменили планы на завтра: с концертом вечером провести целый вечер на острове Сентоса не получится. Поэтому решили забронировать билеты на концерт и поехать на Сентосу сегодня же. Эти планы нарушил туповатый консьерж: на просьбу забронировать билеты для нас он забормотал с сильным индийским акцентом, что не может этого сделать, идите, мол, и бронируйте сами. Мы переспросили: в театр ехать? – и получили утвердительный ответ. Ну и нравы у них в Сингапуре, подумали мы, в нормальных местах существуют хотя бы театральные кассы, если уж отели такие услуги не предоставляют.

Mt Elizabeth Hospital

Легко понять, что точное месторасположение театра мы не знали, поэтому пришлось поплутать – но охота пуще неволи: плутали, искали, нашли. Ресепшенистка-китаянка концертного холла, не в пример нашему консьержу, была умной: сказала, что вообще-то билетная касса открывается через час, но есть варианты либо забронировать онлайн (и дала адрес сайта), либо же купить во все-таки имеющейся тут сети билетных касс SISTIC Outlet; поинтересовалась, куда мы отсюда собираемся направиться (а мы собирались на станцию Harbour Front, чтобы оттуда ехать, как вы помните, на Сентосу), и назвала ближайшую там кассу. Наверняка где-нибудь на Orchard Road такие кассы тоже имеются, и если бы туповатый консьерж нам о них поведал, это сберегло бы нам как минимум час, а то и полтора.

Esplanade MRT Station

Esplanade

Outram Park MRT Station

Так или иначе SISTIC Outlet мы нашли в торговом центре Vivocity, куда можно попасть прямо из метро, билеты купили и с мирной душой, хотя и припозднившись, отбыли на Сентосу на монорельсовом поезде из того же торгового центра. Кстати, в качестве оплаты за поезд годятся те же карты EZ-Link, которые действительны и для других видов городского транспорта, и даже действуют в некоторых магазинах.

Waterfront Station

На Сентосе решили ограничиться пляжем и Аквариумом, а на студию Юниверсал приехать еще раз отдельно. Было время обеда, и мы завалились в азиатскую едальню, где, как мы уже наблюдали во многих местах, представлено полное разнообразие юго-восточноазиатской кухни, причем по странам: вот тебе Китай, вот Индия, а вот и Вьетнам с Индонезией, ну а если уж совсем невмоготу – вот пожалуйста спагетти или Fish’n’Chips. Вообще, что мне нравится в Сингапуре, так это дух паназиатства – хотя странно было бы ожидать иного от города-государства с таким пестрым этническим составом: костяк составляют китайцы, малайцы и тамилы.

Sentosa Island

Sentosa Island

Sentosa Island

Sentosa Island

День выдался исключительно пляжный: в качестве особого подарка даже светило солнце и не выпало ни капли дождя (в остальные дни пока что было облачно все время). Приехав на станцию Beach, мы обнаружили пляж налево и пляж направо, потоптались немного возле возвещающих об этом табличек, аки Буридановы ослы, и в результате выбрали тот, который направо – Силосо. Такого мельчайшего мягкого и белого песка, как тут, мы не видели еще нигде. Пляж довольно малолюдный. Перед нами была группа школьников, которые пришли на пляж дикарем (возможно даже удрали с уроков) и купались прямо в одежде – и мальчики, и девочки.

Siloso Beach

Siloso Beach

Siloso Beach

Siloso Beach

Siloso Beach

Вдоволь накупавшись, мы нацелились в Аквариум – самый большой в мире. Он великолепен, в особенности своими громадными стеклянными арками, где рыбы плавают и по бокам вдоль стен, и над головой – впечатление очень сильное. Рыб наснимали и на фото, и на видео – и «улыбающихся» скатов, напоминающих Карлсона, переодетого в привидение, и акул с сосредоточенно-обалдевшими мордами, и мурен. Очень понравился большой амфитеатр, в котором целая стена была аквариумом – там мы просто уселись на землю и смотрели на сновавших туда и сюда рыб, среди которых опять же выделялись скаты, но на этот раз гигантские.

Little Ray

Some Crustacean

Nautilus

Some Jellyfish

Some Jellyfish

Ray and some other fish

IMG_7640

IMG_7642

Shark

Shark

Moray Eels

Lionfish

IMG_7657

У панелей с дельфинами стояли служители, предупреждающие, что ни в коем случае нельзя привлекать их внимание, подманивать, потому что они могут решить, что им предлагают корм, разочароваться и больше не приплывать. Оно и понятно, дельфины – существа высокоинтеллектуальные, не то, что например, какая-то большая рыба, которая долго-долго на нас пялилась с тупейшим выражением лица (и до боли напоминала при этом кого-то знакомого, не удалось только вспомнить, кого именно) – эту хоть подманивай, хоть не подманивай.

Stupid Fish

Dolphin

Ужинали прямо на Сентосе же, причем, как ни странно, не азиатской едой, а мексиканской.

Sentosa Island

Sentosa Island

Sentosa Island

Sentosa Island

Sentosa Island

Advertisements

Сингапур – день 1

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

24 ноября 2013

Перед полетом мы волновались из-за очень короткой стыковки между рейсами Баку-Доха и Доха-Сингапур. Но все прошло как по маслу – успели и мы, и наш багаж. Что говорить, конечно, перелет тяжелый, но что поделать, если какая-нибудь Европа, куда лететь ближе, меня мало интересует, а Юго-Восточная Азия – много.

В Сингапур приехали в воскресенье, и миф о том, что пробок здесь нет, тут же развеялся – стояли мы долго, затор был не хуже бакинского. Возможно, будь наш отель не в такой близости от главной торговой улицы города Орчард роуд, или будь это рабочим днем, нам бы повезло больше, а так, из песни слов не выкинешь. На эту самую роуд мы сегодня и успели, где удалось полюбоваться на рождественскую иллюминацию и наряженные елки, которые в эту тридцатиградусную жару выглядят, мягко говоря, сюрно. Кроме того, вся улица была наполнена каким-то звуком, похожим то ли на птичий щебет, то ли на какое-то механическое позвякивание.

Иллюминация иллюминацией, это добро везде увидишь, и даже выступление уличных музыкантов тоже увидишь – интересен местный колорит: например, на подходе к Орчард роуд, около Лаки Плазы, мы увидели целый табор женщин, усевшихся на подстилках прямо на тротуаре и устроивших пикник. Это выглядело как сборище бомжей, но для бомжей они выглядели слишком радостными и прилично одетыми. Оказалось, что так любят проводить воскресенья местные филиппинские домработницы.

Первый вечер в Сингапуре ознаменовали сингапурской же едой – но гастрономический аспект нашего путешествия будет освещен в отдельном посте.

IMG_1500

Приключения азербайджанцев в Италии – Неаполь

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

Неаполь тоже начался с некоторой нервотрепки. Сначала безобразие учинили работники гостиницы на Искьи. Мало того, что никак не могли сообразить, как оформить на нас документацию при чек-ауте, настойчиво требуя у нас фискальный индекс для уплаты налогов, которого у нас, разумеется, отродясь не бывало, так еще и отличились с трансфером – содрав за него кругленькую сумму, они отправили нас на стоянку такси пешком, пообещав взять на себя заботы о нашем багаже, и что ровно через 10 минут он будет доставлен туда же дюжими молодчиками. Но прошли и 10, и 20 минут – багаж не появлялся. Даже тщедушный пожилой водитель – тот самый, который вез нас сюда, – начал нервничать. Позвонили на ресепшен – услышали невозмутимый ответ, что они вот как раз сейчас выезжают из отеля (!). О боже, до отплытия катера оставалось только полчаса – практически столько, сколько надо, чтоб добраться до порта в Форио! У нас еще было страшное подозрение, что надо будет покупать билеты, но к счастью, они уже были у водителя наготове. Это несколько примирило нас ситуацией, тем более, что в результате мы успели.

Неапольская половина трансфера прошла без эксцессов. Зато гостиница, прямо скажем, удивила – вход в обещанный исторический дворец оказался в какой-то обшарпанные подворотне, и к ресепшену надо было ехать на второй этаж на крошечном лифте. Но на каждый минус имеется свой плюс – выяснилось, что предназначенные нам номера ремонтируются, о чем гостиница сообщила по имейлу, правда, слишком поздно. Поэтому нас любезно, за их же счет, препроводили в другую гостиницу из их же сети – лучше расположенную, в частности остановка автобусного тура была от нее буквально в двух шагах.

Предварительно пообедав в маленькой траттории новой для нас разновидностью пиццы (жареная неаполитанская, хоть какое-то разнообразие!), мы помчались на этот автобус.

Удивительное дело: Неаполь поначалу не воспринимался нами как слишком уж желанный объект для осмотра. Мы даже поговаривали, что не будь наш завтрашний рейс в Рим таким ранним, мы бы спокойно успели на первый корабль прямо с Искьи и не было бы нужды в переезде в Неаполь. Мы очень ошибались! Неаполь оказался настоящим красавцем, с великолепными дворцами, изумительным видом на Неаполитанский залив. Правда, в чем наша амальфитанская экскурсовод Лена оказалась права, так в том, что это город больших контрастов: кучи мусора, облупленные стены, развевающееся белье, а за углом – исключительной красоты дворец и парк. Так что мы с большим удовольствием катались на автобусе под звуки замечательных неаполитанских песен – таких как ‘A Serenata ‘E Pullecenella, Marechiare, Piscatore ‘E Pusilleco, и конечно же, самая известная O Sole Mio.

Naples

Naples

Naples

Gulf of Naples

Naples - Castel Nuovo

Naples

Мы успели совершить экскурсии по двум маршрутам: по историческим местам и вдоль побережья. А сколько тут заманчивых мест, которые мы могли бы посетить: аквариум, те же дворцы, музеи, да просто побольше погулять по улицам. Этот город не только красив, но и обладает какой-то особой душой, особым обаянием, поистине Неаполь стал великолепный завершением нашего путешествия по южной Италии и даже придал ему особый смысл.

Naples

Naples

Naples

Naples

Gulf of Naples

Gulf of Naples

Хорватия – день 8

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

31 августа 2012 – пятница

После двух экскурсий, начинавшихся у отеля “Президент”, мы уверились в абсолютной четкости и точности в работе компании “Elite Travel”. И “сглазили” их. Наша сегодняшняя экскурсия на Корчулу началась с заминка: за нами не приехали. Выяснилось, что вчера нас забыли включить в списки и автобус вообще сюда не приехал. В результате нас подхватил отдельный микроавтобус и доставил в порт Груж, где мы воссоединились с остальной группой и гидессой. Гидесса (тоже Ивана) поначалу показалась нам грубой (вместо того чтоб сразу извиниться, пошла в нападение – мол, а что такое, вас же доставили сюда), а главное, неинтересной – свой текст на английском и немецком говорила буквально засыпая. Более охотно, кстати, говорила по-немецки – вообще что есть, то есть: хорваты показывают немцам явное предпочтение.

Новая напасть – в группе оказалась семья с маленьким ребенком лет двух, который, ясное дело, такую длинную дорогу переносил плохо: в светлые минуты вертелся как угорелый, а в плохие плакал и проташнивался. Ни свежести воздуха в автобусе, ни покоя другим пассажиром его присутствие не прибавило.

Мы забирались высоко в горы, опять совсем близко к горящей Боснии. В местечке Слано подобрали последних пассажиров. Место это называетсяй Слано (“соленое”), потому что здесь едва ли не с первых поселений добывали соль, ценящуюся тогда на вес золота. Опять же из-за соли здесь проходили караванные пути Османской империи.

На этот раз дорога была совершенно головокружительной. В некоторых местах страшно было посмотреть вниз, и в то же время оторваться было трудно, такая это была красота.

Практически по всему обозримому пространству раскинулись виноградники. Вино из них нам предстояло попробовать на обратном пути. Наша гидесса сообщила, что здесь в основном производят красное вино, наилучшим из которых она считает Поступ. Забегая вперед, скажем, что на Корчуле производят белое вино, Пошип.

На Корчулу переезжали на небольшом маршрутном судне из Оребича (этот городок нам очень понравился), при этом наблюдали как на большом пароме перевозили машины и даже автобусы.

В городе Корчула мы должны были посетить опять же старый город, и нас разделили на английскую и немецкую группы. Английскую должна была вести наша же хмурая, сонная и мрачная гидесса, как вдруг она оживилась, выказала чувство юмора и артистизм.

Первым долгом она рассказала нам про местную розу ветров. Есть тут северный ветер “бура”, который дует зимой и приносит ясную и солнечную погоду, хоть и понижает температуру до нуля. Есть южный ветер, самый нелюбимый местными жителями ветер, называемый “юго”, или “широко”: он дует летом с Сахары и приносит пыль, и, как ни странно дожди. Город расположен так, чтоб этот ветер проникал в город как можно меньше. И наконец, самый любимый населением ветер – западный мистраль, который приносит прохладу летом. Для этого ветра город открыт с моря, и, как пошутила Ивана, это была первая система кондиционирования воздуха в мире.

На воротах города – имя первого хорватского короля Томислава, а выше – венецианский крылатый лев, потому что город долгое время принадлежал Венецианской республике. Такие львы обычно имеют свои атрибуты, или символы, показывающие, насколько легко было попасть в город. Если у льва закрытия книга, значит это было сложно, а если открытая – то венецианцев принимали чуть ли не с распростертыми объятиями.

Мы ехали в Корчулу с мыслью о Марко Поло, так как слышали, что он именно отсюда. Однако, во-первых, выяснилось, что Венеция также оспаривает право называться его родным городом, а во-вторых, его дома как такового не существует – предполагаемый дом представляет собой руины. Как с возмущением сообщила гидесса, в коммунистические времена никому совсем не было дела до истории, а во времена кризиса возне мерились его вообще продать. Город спохватился, занял деньги, выкупил дом (на сегодняшний день цена этих руин – полмиллиона евро), а на ремонт пока денег не хватает. Но имеется проект восстановить дом и создать в нем музей. А пока Один предриимчивый и патриотичный корчулец открыл магазин Марко Поло и, позади него, музей Марко Поло, в каком-то другом месте.

Кстати, в доказательство того, что он родился именно здесь приводят три вещи: во-первый, здесь и по сей день проживает семейство де Поло, а в Венеции такового нет. Во-вторых, имеется реестр крещений XIV века, в котором упоминается Марко де Поло. Конечно, сам великий путешественник родился в XIII веке, но поскольку было принято давать детям имена их предков, это вполне мог быть какой-то его правнук. Ну и в-третьихл, в книге сокамерника Марко Поло приводятся его собственные слова, о том, что увидел башню родного города Коркира Мелаина и поплыл к ней. Доказано, что такое название имела именно Корчула, и ни один другой город, в том числе и Венеция, на него не претендует. А башня в городе только одна, потому дом Марко Поло и смогли вычислить.

Один из пунктов остановки был в атриуме. Ивана буквально в лицах показала, где сидел мэр, где его секретарь, как собирали просьбы граждан.

А напротив атриума помещается дом, в котором раньше постоянно жил доктор. Такового завлекали из Венеции, приманкой служил этот самый дом. Доктор мог жить там с семьей до тех пор, пока был на службе города Корчулы.

Свободным времем мы распорядились так удачно, что я успела и скупнуться, прямо в городе, среди лодок – даже тут было очень чисто. Специально нашла глубокое место, ибо на мелком зайти в воду было невозможно из-за больших и скользких камней.

На обратном пути нас повезли в громадную винарню, принадлежащую семейству Матушко. Эта семья производит в год 500 тысяч литров продукции, 90% которой – красное вино, а остальные 10 – белое вино, десертное вино, шнапс и оливковое масло. Погреба у них громадные, сплошь заложенные большущими бочками.

Первое попробованное нами вино – Plavac Mali. Так называется сорт винограда, и выращивают его при континентальном климате, в местах, где достаточно воды, но не так много солнца. С одного растения собирают 4-5 кг винограда. Вино получается сухое и легкое – всего 12,2%, и пьют его только молодым.

Следующее вино – Dingač, производится из того же самого винограда, но выращиваемого при средиземноморском климате: мало воды и много солнца, причем солнечные лучи виноград получает трех видов: прямые, отраженные от моря и отраженные от камня. В результате винограда с каждого растения собирается не больше килограмма, а вино получается более крепким, почти черным (14.5%), и его выдерживают несколько лет.

Следующим номером было десертное сладкое вино Прошек. Его выдерживают много лет: по традиции, когда в семье рождается ребенок, то закладывают бочку Прошека, которую откупоривают только на его свадьбе. Лично нам оно показалось слишком сладким. И наконец, 40-градусная граппа и 25-градусный вишневый ликер, из граппы же изготавливаемый.

В городе Стон была просто короткая остановка. Там тоже есть старый город и крепость, но их мы уже не смотрели.

Хорватия – день 7

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

30 августа 2012 – четверг

Сегодня, напротив, день активный: долгожданная поездка в Черногорию. Уже до границы довольно долго ехали по горным лесным дорогам. Красиво-то красиво, но день был удивительо мглистым. Сначала мы думали, что это туман, но потом оказалось, что это дым от лесных пожаров в Боснии. Нам объяснили, что там настоящая катастрофа и туда снарядили целые отряды хорватских пожарников.

Вообще наш гид Петра много чего нам рассказывала, в основном все же про Хорватию. Так, мы узнали, что знаменитый остров парков и развлечений Локрум (совсем близко от Дубровника) является проклятым. Каждого, кто проведет на нем ночь, ждет скорая смерть. Суеверные дубровчане верят в это и по сей день, поэтому на последнем, восьмичасовом корабле, все спешат покинуть остров.

Узнали мы также, что дубровчане не любят арендовать жилье, а стремятся обязательно его купить – так им кажется надежнее. При этом им приходится брать кредиты на 30-40 лет ввиду дороговизны недвижимости.

Поднимаясь еще больше в гору, видели сверху три острова: Мркан (Святого Мартина), Бобара (Святой Варвары) и Супетар (Святого Петра). Оказывается, на них в XIV веке располагались первые в истории карантины, где все въезжающие в Дубровник (тогдашнюю Рагузу) были обязаны провести 40 дней, отсюда и название (от итальянского quaranta – “сорок”). Таким образом, чума в Дубровнике практически не распространилась.

Проезжая мимо Коновле, мы услышали о плодородие здешних земель. Оказывается, здесь же своеобразный черный рынок овощей. Здесь на полях работают женщины, которых называют “наши дамы”. Им можно позвонить, и они в тот же день доставят самые свежие овощи, минуя магазины и базары.

К границе с Черногорией подъезжали слегка волнуясь: заранее достали паспорта, страховки. Но все прошло гладко: никто не зашел в автобус и ничего и проверил, все уладила сама гидесса.

Сразу при въезде в Черногорию увидели большую свалку – для Хорватии такое зрелище немыслимо. Они по-немецки аккуратны, чистоплотны. Вообще сразу видна разница: Черногория более бедная, дома более обшарпанные, много объявлений и просто на кириллице (тут используются оба шрифта), и на русском языке.

Официальная валюта здесь евро, хотя сама Черногория не входит в ЕС и в обозримом будущем не войдет. Этому есть объяснение. Эта местность находится на стыке евразийской и африканской плит, и здесь часты землетрясения. После одного из землетрясений во второй половине XX века Черногории вынуждены были занять деньги у Германии для восстановления. Когда в 80-е годы в Югославии начался экономический кризис и случилась сильная инфляция, Черногория, чтобы выплачивать долг в немецких марках, попросила разрешение сделать их местной валютой. После того как Германия перешла на евро, то же сделала и Черногория. Однако печатать деньги она права не имеет, их привозят из той же Германии.

Вообще, черногорцы-“горцы” и черногорцы-“приморцы” – это как будто две разные нации. Горцы вели суровую жизнь, причем очень часто, особенно в годы Второй Мировой войны, если семья оставалась без мужчин, некоторые женщины брали на себя роль главы семьи. Эти женщины, называемые “virdžina” (то есть “девственница”) начинали носить мужскую одежду, оружие, говорить о себе в мужском роде, постоянно были в обществе мужчин, а по дому выполняли именно мужские обязанности. Сейчас уже эта традиция практически сошла на нет. Кстати, здесь же о приморцах: они, в частности которцы, были очень образованные (образование получали парни и девушки, даже из простых семей), а горцев считала неотесанными мужланами.

Когда уже показался собственно Которский Залив, мы были весьма разочарованы: он предстал в виде переводной картинки, лишенной каких-либо красок, более того, в густом тумане не было видно практически ничего. Нас привезли на место, откуда должен открываться прекрасный вид и где можно фотографировать. Но фотографировать по сути было нечего.

Такие вот, огорченные подъехали к местечку, где находятся римские мозаики. Это развалены древнего римского дома, с фрагментами мозаик на полу.

Около города Пераста сели на лодку и поехали на искусственный остров, где находится церковь Божьей матери. Интересно происхождение этого острова. По какой-то причине у католиков в этих местах не было своей церкви. Наконец какие-то рыбаки набрели на скалу в море, на которой обнаружили икону. Они сочли это знаком божьим, но места на скале не хватало, и тогда пришли корабли рыбаков с грузом камней и набросали их для того, чтоб создать остров. Эта традиция сохранилась и по сей день – в день основания острова рыбаки бросают еще камни, чтобы укрепить остров. Внутри очень красиво, расписано очень известным местным художником. Алтарь сделан из нескольких видов мрамора, самый редкий и дорогой из которых был обменен на серебро – килограмм за килограмм.

Спускаясь к Котору, мы услышали от гидессы о шутливых стереотипах народов бывшей Югославии друг о друге. Так, считается, что хорваты хорошо поют, но слишком высокомерны; у боснийцев прекрасное чувство юмора, но они глупые, а черногорцы очень ленивы. Существует даже анекдот о конкурсе на то, кто дольше всех пролежит на дороге. Через 24 часа конкурс пришлось прервать, потому что трое черногорцев не проявляли ни малейшего намерения встать с дороги в ближайшем будущем. Нам показали открытку с 10 шутливыми черногорскими заповедями по части ничегонеделания:

В Которе нас передали русскому гиду (она из Санкт-Петербурга, живет тут уже семь лет). В очень быстром темпе она провела нас по Старому Городу (ибо давалось всего два часа на всё про всё, то есть и экскурсию, и обед). Крепостные стены Котора располагаются высоко в горах. Мы туда не поднимались. В Старом Городе масса церквей, монастырей, первая музыкальная школа на Балканах, первый театр (в настоящее время он продан под отель, и больше здесь театра нет). Церкви как католические, так и православные, причем католических больше – ибо здесь больше католиков, хотя основная масса черногорцев придерживается христианства православного толка. В тяжелые времена многие церкви имели как алтарь для католиков, так и для православных, то есть были открыты для обеих конфессий.

Запомнился дом знатного семейства Пима на Мучной площади. Глава семейства был здесь крупнейшим торговцем зерном.

Интересно, в отличие от Дубровника дома здесь непременно расположены под углом друг к другу – считалось, что расположение их в ряд принесет несчастье.

Которцы, несмотря на то, что в свое время подчинялись и Венеции, их оккупировал и наполеоновский генерал, и итальянские фашисты на два месяца, больше всего гордятся тем, что никогда не были под Османской империей. По этому поводу нам рассказали историю о том, что некоей Катарине из горного селения явился Христос и поведал, что через двести лет турки нападут на Котор. Дева не поленилась вместе со своей матерью спуститься с гор и сообщить которцам об опасности. Те немедленно принялись сооружать крепостную стену для защиты, преуспели в этом и когда турки действительно напали, сумели отразить удар. Сама дева заделалась монахиней. В благодарность ее мощи впоследствии перенесли в церковь Святой Клары прямо здесь же, для того чтоб святая продолжала их защищать.

Кстати, ее спуск с гор был не таким уж фокусом – нам сообщили, что жители горной деревни Ньегуши дважды в день проделывают путь в 14 км (туда и обратно), доставляя в Котор продукты.

Выезжая и Котора, видели с другой стороны залива (туман к тому времени уже немного рассеялся) красивый городок, то ли Муо, то ли Прчань, куда нас уже не повезли. На купание тоже времени не осталось, хотя пляжи были тут и там.

По дороге обратно нас напугали тем, что в прошлый очередь на границе составляла семь километров. Здесь очень активно шмонают людей с албанскими и косовскими паспортами – эта дорога, оказывается, “шелковый путь” наркотиков. Недавно поймали пару в машине с немецкими номерами, перевозившую наркотиков на 10 миллионов евро. Но нам повезло, перед нами стоял только один автобус, кажется, с Украины, который проверяли очень долго. Нас же, как и при въезде в Черногорию, пропустили без проверки.

Paris, je t’aime – день восьмой и день девятый (он же последний!)

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

28 марта, 2010

Это был самый дурацкий день за все мое пребывание в городе Париже. К часу дня договорилась встретиться с местной подружкой, и с утра не знала, как убить время. Пойти я никуда не могла, так как нога все еще болела и ходила я еще, мягко говоря, не очень. Когда я увидела на телефоне 12.00, обрадовалась, что уже можно начать собираться, но взглянув на часы, поняла, что каким-то чертом умудрилась перевести время не на час, а на два вперед, так что пришлось еще битый час плевать в потолок.

Когда же я оказалась на месте (около метро Bastille, пока туда ехала, видела из окна поезда Canal Saint-Martin, где Амели пускала камушки, правда, не знаю, в каком именно месте – канал-то длинный), мне пришлось целый час ждать подругу! Выяснилось, что она с целью экономии времени, поехала не на метро, а на машине, а так получилось еще хуже – дороги были закрыты.

Зато, она, пока ехала, успела позвонить и зарезервировать столик в латиноамериканском ресторане Barrio Latino, куда мы собирались и куда без резервации не пускают. Так что туда мы и пошли, и очень мило посидели, пообщались. Ресторан был ну просто битком набит, потому что по воскресеньям тем, кто берет шведский стол, дают бесплатные уроки сальсы. Так вот мы и сидели на втором этаже, и наблюдали, как выплясывают внизу.

А вот всю оставшуюся часть дня пришлось провести в номере – все мои друзья этим вечером были заняты, а я сама по-прежнему была не в состоянии совершать прогулки.

29 марта, 2010

Вот и последний день в Париже – надеюсь, последний в этот приезд. Утром на своей отчасти поправившейся ноге побежала в магазин Sephora около Оперы, докупить еще кое-какой косметики, а заодно и в шоколадный магазин за конфетами на работу (50 евро, между прочим, но чего не сделаешь для любимых коллег? 🙂 ). День стоял очень хороший, и все попрошайки с удовольствием высыпали на улицы. Кстати, о попрошайках я раньше не писала. А их тут очень много! Часть из них тихо-мирно сидит по улицам, с табличками о том, что им хочется есть, и непременно с животными (в основном, собаками, хотя один раз видела и кота). Не понимаю смысл этого, возможно, вид несчастного голодного животного призван разжалобить парижан в большей степени, чем вид несчастного голодного человека. А другая часть постоянно пристает на улице, да еще и придумывает разные ухищрения – то с кольцом, как мы уже имели удовольствие наблюдать, то еще что-то всучить пытаются.

Итак, после посещения магазинов, решила я отправиться в Версаль, благо, погода, как я уже сказала, была хорошая. И вот тут-то, как говорится, як бідному жениться, так і ніч мала! Но – по порядку. Доехала я до метро до Saint-Michel, села на RER до Версаля, и поехала себе, любуясь по дороге красивыми пейзажами – пригороды Парижа намного зеленее и живописнее, чем он сам, а со всеми цветущими деревьями – и вовсе красота!

Оказавшись в Версале, я решила первым долгом пообедать. Официант в местном ресторанчике прямо-таки рассыпался в любезностях – ах, мол, princesse, и так далее в том же духе.

После обеда я побрела к замку, и попав на его территорию, обратила внимание на подозрительно малое количество посетителей эдакой достопримечательности. Мои худшие подозрения подтвердились, когда я подошла к билетной кассе: «Le château est fermé le lundi» («Замок закрыт по понедельникам»), – категорично гласила табличка. Ну, здравствуй, кум, я твой Федор – мне и в голову не могло прийти, что в понедельник замок может быть закрыт! Хотя вообще-то следовало бы проверить…

Но по крайней мере, парк и сады, естественно, были открыты. Совершать по ним пешую прогулку со своей ногой мне как-то не улыбалось, но к своему счастью, я заметила паровозик, который как раз по этим местам и курсировал. Поездка получилась очень приятной – вокруг зеленые лужайки, овцы, солнышко грело.

Откатавшись полный круг, я снова направилась на станцию, и поехала в Париж. Но прежде чем вернуться в отель, сгоняла быстренько на Монмартр – уж очень мне хотелось увидеть и сфотографировать Мулен Руж! А к вечеру я встретилась со своими французскими друзьями.

В целом, мне очень понравился Париж, я буквально влюбилась в этот город (хотя, кстати, особо романтичным – i. e. сопливым – я б его не назвала, чего-чего, а этого не заметила!). Да, я многого не видела, мне не пришлось сталкиваться ни с местным криминалом, ни с местной бюрократией. Но всё же, это замечательный город, и я еще сюда вернусь!

Paris, je t’aime – день седьмой

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

27 марта, 2010

Сегодняшний день был очень… немецким! В том смысле, что куда бы я ни шла, везде вокруг слышала только немецкую речь, хотя раньше почему-то такого не наблюдалось.

Утром мне захотелось посетить Культурный центр Жоржа Помпиду. Поехала на станцию Les Halles, вышла из метро и прямо рот раскрыла. Во-первых, стояла очень приятная погода. Во-вторых, я уперлась взглядом прямо в красивую церковь Saint-Eustache, а вокруг все цвело белыми и розовыми цветами. Ну и в-третьих, я увидела черного кота. Потом, на расстоянии, второго, а еще чуть дальше, и третьего. Коты были живыми, а не фигурками, как мне поначалу показалось: сидели, шевелили ушами и головой, вылизывались, правда, с места не двигались. Но когда откуда-то сверху спрыгнул четвертый кот, и тоже черный, мне на минуту поплохело – подумала, что схожу с ума!

Вообще, место это – Forum des Halles – наикрасивейшее! Зелень, цветущие деревья, фонтаны, мостики и переходы, да еще и небо с его белыми пухлыми облаками было каким-то фантастическим! (ну хорошо, хорошо, иногда небо заволакивало серыми тучами, правда, судя по моим фотографиям, они и не расходились)!

Погуляв там, я дошла до центра Помпиду, но заходить в него почему-то передумала. Решила вместо этого погулять еще, для чего отправилась к метро, чтоб поехать в Люксембургский сад.

По дороге подошел ко мне парень с какими-то бумажками, и уже начал, было, мне что-то впаривать, но я его опередила: «J’comprends pas!» – бодро заявила ему я. Парень предпринял еще попытку: «Español?» – «Non!» – ответила я. «English?» – снова: «Non!». Вот что значит, нашла беспроигрышный вариант, парень пожал плечами и ушел.

Люксембурский сад мне очень понравился. Опять же, во многом из-за погоды – она, как выяснилось, сильно влияет на впечатления от того или иного места. Иногда моросил мелкий дождик, но несмотря на это было светло и солнечно, по небу плыли прекрасные белые подушки-облака. Вокруг все зеленым-зелено, и на каждом шагу скульптуры разных французских королев – от всяких там канонизированных Клотильды, Батильды и Матильды начала второго тысячелетия, и вплоть до Марии Стюарт и Марии Медичи. А вот Маргариты Валуа и Екатерины Медичи я не нашла – то ли искала плохо, то ли их по неизвестным причинам там нет вообще.

Примерно в полдень я изволила откушать в «Brasserie Le Luco» на бульваре St.-Michel. Ела филе утки в перцовом соусе, а на десерт – crème brûlée, который вовсе даже не мороженое, а именно ванильный крем, с запеченной сахарной корочкой.

Подкрепившись, я пешочком отправилась к Монпарнасской башне, с целью на нее подняться – туда очередь меньше, чем на Эйфелеву, да и саму Эйфелеву можно со стороны увидеть. Среди прочих туристов поднялась на лифте на 56-й этаж, где по всему периметру внешней стены – одно большое окно, из которого отлично виден весь Париж. Там же наткнулась на очень внушительных размеров русскую экскурсию: видно, только приехали, так как экскурсовод, который, к слову, очень интересно рассказывал, поминутно про все говорил: «Это я покажу/расскажу вам завтра/послезавтра/позже».

С 56-го этажа я поднялась на последний, 59-й, где расположена смотровая площадка. Отличный вид, жаль только, что Елисейские поля далеко – очень хотелось посмотреть сверху на Place de l’Étoile, насколько эта площадь действительно похожа на звезду.

Оттуда я вернулась в отель, где умудрилась подвернуть ногу, поэтому вечером не пошла никуда. Нога болела так сильно, что я с трудом проделывала расстояние от своей кровати до ванной, и прямо-таки ревела от беспомощности. Но потом пришла подружка, у которой с ногой та же история произошла неделей раньше, принесла мне какой-то жгучий гель, от него вроде стало полегче. Мы весь вечер слушали всякую музыку, ели сэндвичи, болтали и смеялись.

Paris, je t’aime – день пятый

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

25 марта, 2010

Сегодня день тоже не обошелся без бестолковостей, и надо сказать, Бобик сдох, то есть устала я невероятно!

С утреца поехали мы в Hôtel des Invalides, с целью увидеть гробницу Наполеона. Удивились неработающим турникетам в метро: «Ça marche pas!» – радостно возвестил проходящий мимо парень, и мы поняли, что ехать можно будет зайцем. Вот так зайцем мы к дому Инвалидов и приехали.

Приобрели билеты и сначала заглянули в Музей Армии, там же находящийся. Вообще, удивительно, насколько французы патриоты, уважающие и любящие свою историю. Не то, что у нас, где с каждой новой формой правления старая предается анафеме, всё переименовывается, сносятся памятники. Тут ценят всё, начиная с галлов, далее всех Людовиков, императора Наполеона, все свои республики… А еще это оцень воинственная нация – поистине галльские петухи. Всё у них прямо пропитано войнами, весь город полон различных исторических объектов, посвященных тем или иным победам и сражениям.

В музее мне очень понравились фигурки французских воинов разных исторических эпох, особенно наиболеее древние: те же галлы, норманны, каролинги, меровинги…

Весь музей мы решили не смотреть – ибо оружием обе не шибко интересуемся. Так что прямым ходом отправились в Купольную церковь, где и находится гробница Наполеона. Там холодно, как и полагается в склепе, и прямо в центре находится величественная гробница Бонапарта. В принципе, трепетное отношение парижан к Наполеона вполне понятно – он тут основал немало улиц, построил здания, тот же Дом Инвалидов для инвалидов войны.

Выйдя из холодной церкви, мы оказались на сравнительно теплой, но дождливой улице. Дождь пошел впервые в пятый день нашего тут пребывания. Поскольку я нацелилась пообедать лягушачьими лапками, мы поехали в Латинский квартал, нашли тот самый Auberge de Saint-Sévérin на Rue Saint-Sévérin, и там и расположились.

Поехали мы туда, к слову сказать, не на метро, а на RER. На нем было удобнее, ибо на метро пришлось бы делать пересадки. И вот, переходя с метро, куда мы вошли с улицы, на RER, мы были вынуждены потратить лишний билет, так что бесплатный сыр (т.е. неработающий турникет утром), как говорится, только в мышеловке.

Вернемся к лягушачьим лапкам. Они мне в общем-то понравились – они напоминают мясо птицы, правда несколько суховатое и пресное. А еще понравилась рыба с соусом – вообще кому, как не французам уметь готовить отменные соусы? Разумеется, они таковыми и являются! Ну и что больше во всей этой ситуации понарвилось, так это то, что прекрасный обед из трех блюд и с вином обошелся нам на двоих всего в 40 евро, включая чаевые. А еще в ресторане был кот, который очень по-хозяйски ходил мимо столиков, обнюхивая сумки и куртки посетителей.

Планировали после обеда заняться шоппингом, но выйдя на улицы, увидели, что дождь прекратился, тучи разошлись и погода стоит великолепная. Поэтому, мы сразу же все переиграли и пошли пешком по бульвару Saint-Michel.

Бульвар этот очень веселый и оживленный, особенно в такую погоду. Тем более, что и отовариться нам на нем удалось, купили по паре туфлей. Благо Сорбонна была совсем рядом, мы решили посмотреть и на нее. Правда, на мой вопрос «C’est où, la Sorbonne?» один мужчина сказал «I don’t speak French!», другая женщина тоже изобразила непонимание, и только третья мадам объяснила, как туда пройти. Вот тебе и Париж, с его якобы невозможностью обратиться к прохожим по-английски, и их желанием отвечать тебе только по-французски. С другой стороны, бывает, что тебе «отвечают по-французски» даже когда ничего не спрашиваешь. Как, например, вчерашняя старушка на Монмартре. Или сегодня, когда мы свернув с бульвара Saint-Michel на не менее веселый бульвар Saint-Germain, обсуждали, как далеко отсюда до метро Saint Germain des Près, к нам подошел пожилой мужчина и сказал: «Le métro Saint Germain des Près, c’est là-bas!», и показал в сторону, противоположную направлению нашего движения.

А метро этим мы, к слову сказать, заинтересовались вот почему. Когда мы гуляли с другом в этих окрестностях, то хотели зайти в кафе Ladurée, где подают фантастические, по его словам, сладости. Кафе тогда было закрыто, зато в витрине магазина рядом я заприметила очень красивое красное вечернее платье. И вот, этот-то магазин мы и стали искать. Крутились по узким улочкам, крутились, хотели, было, уже уйти отдыхать (так как ноги просто гудели), как вдруг заметили это кафе Ladurée, а рядом тот самый магазин. Позвонили в дверь, пошли, спросили, сколько стоит… Deux mille с хвостиком (€2000+)… Мда… Вот что называется, губа – не дура.

По дороге домой мы едва не застряли в метро – вдруг поезд остановился в тоннеле, погас свет, машинист что-то быстро сказал – настолько быстро, что я не поняла ни единого слова. Но к счастью, поехали довольно быстро – минут через 10.

Вечером же я снова встретилась с другом, а также его друзьями и коллегами в пабе «La Cordonnerie» на Réaumur-Sébastopol.

Paris, je t’aime – день третий

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

23 марта, 2010

Если б сегодняшний день не был таким бестолковым, то пожалуй, и записывать-то было бы нечего. Впрочем, начался он вполне толково. Сели мы на старый добрый экскурсионный автобус, благо билет на него действителен два дня (и посему мы его со вчерашнего дня использовали в качестве общественного транспорта, накручивая новые и новые круги по одним и тем же местам), и решили поехать к Триумфальной арке. Но, как и вчера, планы у нас изменились прямо по дороге. Мы узнали у водителя, что билеты на круиз по Сене можно купить прямо у него и решили не терять времени, пока хорошая погода. Сошли около Эйфелевой башни и спустились к Сене. Имея на руках билеты, мы успшно избежали длиннющей очереди, которая включала в себя невообразимое количество школьников – в основном английских, с редким вкраплением немецких и французских – в общем, эдакая шумная ватага.

Круиз по реке сопровождался комментариями гида, которая попеременно комментировала все вокруг на французском, английском, испанском и итальянском языках.

Спустя час, высадившись у все той же Эйфелевой башни, мы начали обдумывать, как бы нам в наикратчайшие сроки оказаться на Елисейских полях (Внимание, сейчас начнется первая и главная бестолковость дня – причем моя!).

Идея сесть опять на красный автобус мною была отвергнута, так как пришлось бы сделать почти полный круг. Идея пойти пешком же была забракована мамой – хотя, как мы поняли впоследствии, самой оптимальной была бы именно она.

Тогда я предложила поехать на метро, тем более, что ехать предстояло без пересадок. Идак, дошли мы до станции, табличка над которой гласила «RER», и рядом было сказано, что метро в 300 метрах. Пошли мы в направлении, указанном, прошу пардону за тавтологию, указателем, дошли до какого-то дурацкого места, а метро все не было. Я заявила, что надо вернуться к станции RER и сесть там – ударило мне что-то в голову, и показалось, что на карте была указана именно линия RER, а не метро. Естественно, оказалось, что на Place de l’Etoile отсюда RER не идет, а если и идет, то явно через пятую точку! Пришлось снова брести по направлению указателя и спросить по дороге, как пройти к метро. Выяснилось, что от вышеупомянутого «дурацкого места» надо было отшагать еще метров 50. Ну кто бы знал, что от Эйфелевой башни до ближайшей станции метро, которая, между прочим, называется «Bir-Hakeim – Tour Eiffel», пилить и пилить? А потом еще пилить и пилить пришлось под землей, до выхода у Триумфальной арки. Кстати, парижское метро особенно не впечатлило, какое-то оно плохонькое.

Да и в довершение ко всем прочим «радостям», я умудрилась застрять в турникете! Билет нормально прокомпостировался, ибо высветилась надпись: «Reprenez votre billet», а после надо было толкнуть турникет, а затем и еще одну затворку. Так вот, турникет сработал как полагается, а затворка не открывалась ни в какую! В конце концов пролезла через щель, благо габариты позволили!

Поскольку, когда мы наконец очетились на Елисейских полях, обеденное время было уже в самом разгаре, то именно этим мы и занялись, то бишь, поисками ресторана.

По пути нами были забракованы итальянский ресторан (смешно в Париже ходить в таковой!) и знаменитый «Fouquet’s» (три с половиной блюда в меню, по запредельным ценам!). с выбором мы в конечном итоге не ошиблись: ресторан «Chez Clément» нам понравился, там очень милый интерьер. И главное… там были устрицы! Я даже смогла вполне сносно объясниться с официанткой по-французски. Спросила, какие из них самые лучшие. Она ответила, что сама устриц не ест, но обычно самыми вкусными являются самые большие, а самые большие – это Creuses de Bretagne № 2. принесли она нам этих устриц – 6 больших моллюсков, в емкости со льдом, а к ним уксус и половинка лимона. Вкус у устриц весьма оригинальный. Затрудняюсь однозначно сказать, насколько они мне понравились, но по крайней мере, они не отвратительны. Это нечто слизистой консистенции, во вкусом не то икры, не то маринованной селедки (особенно если с уксусом).

После обеда мы попытались пройтись по магазинам на Елисейских полях, но зашли только в парочку. В одном я – внимание, очередная бестолковость! – едва не забыла в примерочной свой фотоаппарат. А в другом мы все-таки слегка затоварились, хотя это было утомительно.

Так что после этой пары магазинов мы пошли пешком к отелю, вдоль по Елисейским полям. По дороге видели алкаша с начатой бутылкой вина – вот какие в Париже алкаши мажористые, французское вино распивают!

Затем мы свернули на Rue de Rivoli (причем, свернули с порядком надоевшей Place de la Concorde) и пошли мимо магазинчиков – сувенирных, антикварных и т.д. С другой же стороны у нас были сады Тюильри, которые, к слову, особо не впечатлили. Может, летом там зелено и красиво, но сейчас они какие-то голые.

Так мы дошли до отеля, а потом я созвонилась с другом. Встретились мы с ним на Saint Germain des Près, куда я на этот раз доехала без приключений, пусть и в жуткий час пик.

Сначала мы с ним бродили по окрестностям, затем отправились на площадь Трокадеро, чтоб оттуда сфотографировать Эйфелеву башню при ночном освещении. И вот это уже действительно красота! Оказывается, каждый час она еще и начинает переливаться огнями, и мы как раз на это время попали. Народу на Трокадеро было полным-полно, намного больше, чем днем.

Paris, je t’aime – день второй

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

22 марта, 2010

Это был длинный, насыщенный и полный впечатлений день! Фактически начался он в 9 утра, когда сразу после завтрака мы вышли из отеля. Первоначальный план – пойти в Лувр – отпал сразу же, ибо погода с утра стояла восхитительная и обещала весь день таковой и оставаться, поэтому провести такой день в закрытом помещении было бы жалко.

Тогда мы вышли на набережную Сены и решили отправиться на Елисейский поля, но и этот план вскоре изменился, и мы отправились к Эйфелевой башне.

Дорога к башне была в принципе малопримечательнй, правда на ней произошел странный случай. Какой-то бомжеватого вида парень бросился к нам с золотым кольцом, спрашивая, не наше ли оно. Узнав, что не наше, он стал активно пытаться нам его всучить, указывая на пробу кольца, мол, действительно золотое. А затем стал выпрашивать денег на сэндвич и колу. На вполне справедливый вопрос о том, почему бы ему не забрать вместо этого кольцо и не продать, он ответил, что является баптистом. Каким-то чертом ему все-таки удалось выманить у нас 4 евро (а что, я всегда знала, что у меня на лбу большими буквами написано «ФРАЕР!»). А кольцо… кольцо мы решили от греха подальше выбросить. Уж очень подозрительной показалась нам вся эта история. Правда, скорее всего, ничего тут страшного не было – кольцо, судя по весу, было вовсе не золотое, и, по-видимому, у того парня это просто отработанный метод выклянчивания денег.

Далее до Эйфелевой башни дошли без приключений. На башню, к сожалению, подняться не удалось, так как очередь была неимоверная, и зря тратить время, простаивая в ней, совершенно не хотелось. Тем более, что тут и там сновали цыганки-попрошайки, расхаживали солдаты (в том числе женского пола!) с автоматами, а также чернокожие торговцы сувенирными Эйфелевыми башенками, которые так и норовили продать нам свой товар. Правда, в какой-то момент они как припустили куда-то бежать! Скорее всего, от полиции, но меня сильно рассмешил мамин комментарий: «Куда это они бегут? Им что, сказали, что приехали новые фраера?»

Сама Эйфелева башня у меня вызывала желание бесконечно ее фотографировать. И вообще, при виде этой красоты дух захватывал. Хотя, если разобраться, особой красотой башня не обладает. По сути, это довольно-таки уродливенькая конструкция. Так что, красота ее, мне кажется, это явление исключительно психологическое – главный символ Парижа, одна из основных мировых достопримечательностей, вот глаз и привык считать, что это красиво.

После осмотра башни со всех четырех сторон и десятка, как минимум, сделанных фотографий, мы решили взять автобусный тур по городу, благо погода позволяла (против обыкновения, не полил дождь и не задул ветер, как бывает всегда, когда я оказываюсь в открытом экскурсионном автобусе). И это, надо сказать, было весьма хорошей идеей. Подобные туры всегда следует брать в самом начале пребывания в городе – это позволяет в принципе понять структуру и логику города в целости, и заодно определиться с местами, которые хочется впоследствии посетить. Тем более, что есть места, которые вообще посмотреть хотелось бы, но увидеть их из автобуса – вполне достаточно, и в будущем на их посещение тратить время не придется. Это например, Place de la Concorde, которую мы проезжали столько раз, что она успела надоесть хуже горькой редьки.

Высадились мы, было, у Нотр-Дам, в поисках заведения общественного питания, но оные предлагали почему-то одни сэндвичи и croque-monsieur’ы. Пришлось садиться на автобус снова и ехать до Galeries Lafayette.

Этот район – что-то вроде лондонского Сити. Все ходят в костюмах, и вокруг одни банки – Commerzbank, BNP Paribas, и т.д. В этих-то окрестностях мы и нашли ресторанчик.

Рассматривая меню, обнаружила в нем блюдо под названием «Rôti de chapon aux cèpes avec Gratin Dauphinois», и заинтересовалась им, поскольку раньше слышала про Gratin Dauphinois, что это очень вкусное блюдо из картошки. Что же такое chapon, я не имела ни малейшего понятия, и решила спросить об этом у официанта. Он ответил, что это le coq и изобразил процесс кастрации. Показал прямо на себе! К слову, на вкус этот несчастный петух оказался очень даже ничего, а пресловутый Gratin Dauphinois и вовсе замечательным!

После обеда, сытые и довольные, мы продолжили автобусный тур, чтоб снова оказаться в Нотр-Дам и попасть внутрь. Поскольку до шестичасовой мессы, на которой нам очень хотелось побывать, было еще долго, мы решили сойти еще раз около Эйфелевой башни и попить кофе в одной из уличных кафешек, которых, как известно, в Париже великое множество.

А опосля того, мы в очередной раз погрузились в автобус и поехали к Нотр-Дам. По пути я сделала несколько наблюдений. Во-первых, это любовь французов к своему флагу. Он у них повсюду: мало того, что на каждом государственном учреждении, так еще и над всеми рекламными стендами.

Во-вторых, это огромное количество мотоциклов на дорогах, которого я раньше нигде не видела. И главное, несутся они на такой скорости, что аж жутко делается.

Ну и в-третьих, я заметила, что названия магазинчиков, кафе и отелей напрямую зависят от месторасположения. Например, в районе церкви Мадлен все они названи именем Мадлен, у Нотр-Дам, соответственно – в честь Нотр-Дам.

Кстати, о Нотр-Дам. Вначале мы готовились отстоять длинную очередь за билетом в 8 евро. Подойдя к очереди, увидели в конце ее табличку, гласившую, что больше в очередь становиться смысла нет, так как на сегодня она на этом заканчивается. Расстроились мы, было, шибко, но потом решили спросить, как попасть на мессу, на что нам ответили, что вход через церковь, и он бесплатен. Честно говоря, я так и не поняла, куда же стояла эта очередь, собираясь платить 8 евро, так как внутри мы бесплатно смогли посмотреть всё. Вернее, «бесплатно» – это слишком громко сказано. Потратиться пришлось и на свечи, поставленные Гваделупской Божьей Матери, и на металлические медальки, «на счастье», и на вход в сокровищницу церкви, и на пожертвование после мессы.

Сокровищница своих трех евро стоила – какие там красивые кубки, перстни, бюсты разных архиепископов, а также предметы непонятного назначения, вроде как просто для украшения!

Сама месса тоже очень понравилась. На входе у них было написано, что в 17.45 вечерняя молитва – vêpres – а в 18.15 – месса, но, кажется, они поменяли их местами, так как в начале нам раздали листки бумаги с текстами гимнов и псалмов на латыни и французском. Поскольку мы, желая видеть все хорошо, сели впереди и оказались в самой гуще верующих католиков, то пришлось распевать вместе со всеми. Но звучало все это воистину божественно! И вот, насколько я поняла, именно это и было мессой, потому что то, что началось через полчаса, представляло собой в основном какую-то проповедь и разговоры про библейскую Сусанну и двух старцев, изредка прерываемые песнопениями вроде «Kyrie Eleison».

Вообще, глядя на всё это, я прихожу к выводу, что если бы я была верующей, то непременно католичкой. Потому что только католические соборы, службы и ритуалы вызывают во мне какой-то, пусть и минимальный, трепет. С другой стороны, пожалуй, вряд ли я смогла бы с искренним благоговением слушать эти истории про Сусанну, старцев, и иже с ними.

Оставив 2 евро в качестве пожертвования, мы быстренько слиняли из собора, пока не началось причастие. При этом успели на один из последних автобусов нашего тура, на котором доехали до Гранд Опера, откуда было решено пешком идти до отеля. Оказавшись около бульвара Капуцинов, мы решили где-нибудь на нем и поужинать. Увидев «Le Grand Café des Capucines», я заинтересовалась устрицами в меню, выставленном перед кафе, но мама от этих устриц категорически отказалась. В назидание ей я предложила пойти в Pizza Hut, где пицца оказалась весьма и весьма посредственной. Ну ничего, никуда от меня устрицы не денутся!

Post Navigation