Travelling Leila

My impressions about the places I visit

Archive for the tag “Иероглифы”

Гонконг – день 3

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

2 декабря 2013

Сегодня продолжили автобусный тур поездку по Коулуну. Было менее интересно, чем на острове – много небоскребов, много магазинов, все улицы довольно одинаковы. Вообще, лучше было бы наверное опять жить на острове, он более живописен, на полуострове же – в основном только торговля, ну и Аллея Звезд на набережной, по которой мы погуляли перед поездкой на автобусе. В первый раз, то бишь в прошлом году, это было гораздо интереснее – а во второй смотреть на отпечатки ладоней местных звезд было уже вовсе не так весело, порадовал снова разве что памятник Брюсу Ли.

IMG_2174

IMG_8091

IMG_8093

IMG_8103

IMG_8102

IMG_8099

IMG_8101

Во время поездки, как обычно, слушали аудиогида – опять звучала знакомая информация о Черном Рождестве, когда в 1941 году как раз 25 декабря власти Гонконга бесславно сдались японцам, и как китайский император осваивал Коулун и почему эта местность с восемью похожими на драконов холмами называется полуостровом девяти драконов. Но был и кусочек неизвестной нам информации, довольно интересной: сейчас в Гонконге трудно найти крыс, а в конце 19 века их тут было пруд пруди. Когда один японский врач доказал связь между распространением чумы и наличием крыс, власти предприняли решительные меры: объявили награду в 2, а позднее и в 5 центов за каждую пойманную крысу. Сначала все шло очень хорошо, но потом вознаграждение пришлось отменить, ибо некоторые особо предприимчивые граждане принялись тысячами завозить крыс из Китая!

IMG_8105

IMG_8108

IMG_8111

IMG_8116

IMG_8121

Интересным событием дня была встреча с моей учительницей кантонского, с которой я занимаюсь по скайпу. Хорошо, когда в поездке есть возможность пообщаться с местным человеком – интересно было спрашивать ее и про китайский язык, и про то, как набираются смс-ки по-китайски (она сказала, что существуют десятки способов – например, ее кузены, которые умеют читать иероглифы, но не умеют их писать, используют программу, в которой пишешь слова латиницей, а на это выдаются всевозможные варианты иероглифов, из которых надо узнать и выбрать нужный; а она сама предпочитает программу, где иероглиф пишешь на экране от руки, а программа распознает его и выдает печатный вариант- здесь фишка в том, чтобы соблюдать правильный порядок написания элементов иероглифа), и услышать от нее, что в Гонконге по сути не существует пенсий, но зато очень низкий подоходный налог. Кстати, выглядит моя учительница, несмотря на свои 35 лет, от силы на 23-25.

Она повела нас в морской музей, где проходила выставка фотографа Джона Томсона, запечатлевшего Гонконг и прибрежные провинции Китая XIX века. Там же описывалась техника создания этих работ: мокрый коллоидный фотопроцесс – это уже не дагерротип, но до современного процесса далеко как до луны. Это все очень сложно и трудоемко, поэтому просто удивительно, как Томсону удавалось получить фотографии такого высокого качества. Лично мне особенно понравились те, где изображены люди – причем если некоторые были с застывшими лицами, – явно долго и старательно позировали – то у других выражения лиц были живые и естественные, и получались настоящие жанровые фотографии.

Остальная экспозиция музея стационарная, и это история местного мореплавания и кораблестроения, пиратства и морской торговли с древнейших времен до настоящего времени. Даже нам, в общем-то от морских дел далеких, это было очень интересно.

Завершила день ночная экскурсия по Гонконгу и лазерное шоу. Гонконг ночью необыкновенно ярок, потому что здесь не только вывески выведены светящимися буквами, но и на стенах небоскребов – целые светящиеся панно. А вот лазерное шоу как в прошлый раз не впечатлило, так и в этот раз не больше, хотя воздух вроде бы был чище и лучи по идее должны были быть более заметны.

IMG_8124

IMG_8137

IMG_8138

IMG_8144

IMG_8147

IMG_8151

IMG_8155

IMG_8160

IMG_8162

IMG_8176

Advertisements

Поездка в Китай – Гонконг – День 2

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

27 марта 2012, вторник

Прежде всего – похвалим себя. И Гонконг. Первые отлично сориентировались и разобрались, что к чему: куда и как ехать, приобрели транспортную карточку Octopus (она также работает в некоторых магазинах). Думаем, что тем самым завязали с такси, да здравствует общественный транспорт. Второй, то есть Гонконг, предоставил возможность во всем разобраться, он очень user-friendly: улицы, транспорт – все понятно и более-менее доступно, не так, как в Пекине, где, стоя на одной стороне широченной улицы, не имеешь понятия, как оказаться на другой, нужной тебе. Гонконгские улицы узкие, часто буквально как щели между небоскребами. А переходы на участках с оживленным движением обычно надземные.

Итак, позавтракав (гораздо более скромно, чем в роскошном пекинском отеле), мы, как и было решено вчера, отправились на ближайшую остановку туристического автобуса. Туда поехали на трамвае, которые здесь, как и всё в Гонконге, выросли не в длину, а в высоту: они кургузые и двухэтажные.

Автобуса пришлось ждать настолько долго, что мы даже заволновались, на правильном ли месте мы стоим. Но как раз в тот момент, когда мы пошли уточнить это у кого-то из персонала универмага Сого, перед которым мы и стояли, издалека показался наш долгожданный автобус. Интересно, что билеты мы приобрели только у остановки фуникулера к пику Виктория, получается, если бы мы вздумали сойти раньше, то проехались бы на халяву.

Пик Виктория был открыт для посещения еще в конце 19-го века. Дорога к нему очень отвесная, и ехали мы под немыслимым углом: нас буквально вдавливало в спинки сидений. Фуникулер тут не только аттракцион для туристов, но и общественный транспорт для жителей высоток, расположенных по склону горы, собственно, изначально он и был создан для того, чтоб стимулировать застройку горы.

Покинув фуникулер, сразу оказались в каком-то торговом центре, и выяснилось, что к смотровой площадке еще пилить и пилить на эскалаторах. Но это того однозначно стоило: вид с террасы просто божественный! Вообще бухта Виктория живописна до чрезвычайности, и обрамляющие ее каменные джунгли с высоты пика очень гармонично соседствуют с сочной курчавой зеленью на склонах.

Пообедали мы на пике же, в ресторане Bubba Gump Shrimp & Co. Он рыбный, вкусный, цены средние, кажется, это американская сеть. Интересен в нем способ вызова официанта: если ничего не нужно, устанавливаешь синюю табличку: “Run, Forrest, run!”, а понадобится официант – переворачиваешь ее, чтоб возникло: “Stop, Forrest, stop!” на красном фоне.

Покатавшись по острову Гонконг (название, кстати, означает “ароматная бухта” на кантонском диалекте), который является историческим центром бывшей британской колонии, мы на пароме Star Ferry перебралась на полуостров Коулун. Название его означает “девять драконов”.

Одна из главных достопримечательностей Коулуна – это набережная Цим Ша Цуй, точнее находящаяся на ней Аллея звезд наподобие голливудской, но, конечно, относящаяся к гонконгскому кинематографу. Среди абсолютно ничего не говорящих нам имен присутствуют и известные, такие как Джет Ли, Чоу Юн Фат, Энди Лау, ну и, конечно, две ярчайшие местные звезды – Джеки Чан и Брюс Ли. Последнему здесь же поставлен памятник, который является прямо-таки объектом паломничества для китайских (и не только) туристов.

Кстати, о китайских туристах. Нам говорили, что китайцы любят фотографироваться с европейцами, однако в Пекине никто такого желания относительно нас не проявлял. А тут, на набережной, целое семейство – судя по всему, туристы из какой-то китайской провинции – подскочили к нам с просьбой позволить им запечатлеть себя на фото рядом с нами, что все по очереди и проделали.

Полуостров мы объездили дважды: днем и вечером. Днем он значительно уступает острову, несмотря на наличие запоминающихся объектов, вроде отеля “Peninsula”, где во время Второй Мировой войны всего после нескольких дней сражений британцы подписали капитуляцию перед Японией, или самого высокого небоскреба в Гонконге (кстати, по числу небоскребов Гонконг – впереди планеты всей, их тут вдвое больше, чем в Нью-Йорке), где находится Международный Центр Коммерции. В отличие от фешенебельных бутиков острова, полуостров славится своими более демократичыми рынками: Женским, Ночным, цветочным, птичьим.

А вот вечером улицы Коулуна залиты морем огней – яркие, веселые, особенно такие районы как Нэтан роуд и Монг Кок – и выглядят абсолютно безопасно (кстати, уровень преступности в Гонконге и вправду очень низкий).

После экскурсии по вечернему Коулуну мы снова высадились на набережной, где ежевечерне в 8 часов демонстрируется лазерное шоу. Честно сказать, мы ожидали чего-то большего и когда в небе стали скрещиваться зеленые лазерные лучи, все ждали, когда же начнется настоящее шоу. Окзалось, это оно и есть – ну абсолютно не впечатлило. Зато сделали неплохие фотографии на фоне ночной набережной.

На обратном пути в гостиницу мы совершенно самостоятельно нашли нужную станцию метро, нужную трамвайную остановку, и после 12-часовой вылазки, благополучно вернулись в свой Emperor (Happy Valley).

Еще несколько общих наблюдений: язык здешний, то есть кантонский диалект китайского, довольно сильно отличается от путунхуа (официального во всем Китае). А вообще в Гонконге официальных языка два: английский и китайский (оба диалекта – то есть по сути три). Например, в метро, объявления произносятся на всех трех, причем мы наловчились на слух отличать кантонский от путунхуа.

Отличается и письменность. Здесь используются более древние, традиционные иероглифы, и они выглядят заметно сложнее, с огромным количеством черточек, палочек и завитушек. На материковой же части Китая, а также в Сингапуре и Малайзии, иероглифы упрощенные. Они были введены в середине прошлого века для повышения грамотности населения.

Наблюдая местных жителей, буквально видишь англичан в китайском обличии. Они чинно стоят в очередях (что вообще китайцам не очень свойственно), четко соблюдают правила дорожного движения, на эскалаторах стоят справа, а идут по левой стороне. Во всех общественных местах тут говорят по-английски, школьники решают на английском задачи по математике (это мы наблюдали в Starbucks, впрочем, между собой говорили они при этом по-китайски).

А вообще приехав в Гонконг, мы ясно почувствовали разницу между Китаем коммунистическим и капиталистическим. Причем там, в Пекине, они вовсе не выпячивают свои коммунистические лозунги, запреты и ограничения – вроде все завуалировано. Но при этом ощущение, что тигр, хотя и спрятав когти, все же протянул лапу: котролируемый интернет, контролируемое телевидение, обязательное упоминание гидами счастливой жизни при всеобщем равенстве в Народном Китае, портреты Мао, пятизвездочная символика, и даже бесконечные заграждением на улицах. А тут – демократия в полном расцвете. Неудивительно, что когда в 1997 году Маргарет Тэтчер по договору вернула Гонконг Китаю после 99-летней аренды, десятки тысяч гонгонгцев спешно эмигрировали на Запад, устрашенные “прелестями” коммунистического “рая”. Правда, пока что, имея статус Особого Административного Района, так же как Макао, Гонконг их практически не испытывает, ибо на 50 лет он сохраняет свою внутреннюю систему. А вот что гонконгцы станут делать потом – это вопрос.

Поездка в Китай – Пекин – День 6

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

25 марта 2012, воскресенье

Аутентичненький получился день. Утром взяли гида (официального) и отправились в тур по хутунам. Кстати, хорошо, что туры здесь – это не просто поездка в одно место, а непременное посещение нескольких, довольно искусно соединенных с точки зрения сбалансированности ходьбы, езды, карабканья.

Так и поездка в хутуны началась с двух смотрящих друг на друга башен – Барабанной и Колокольной. Слава Богу, лезть пришлось только на одну из них, Барабанную. Обе эти башни были построены при династии Мин и оповещали о времени народ, который “часов не наблюдал”. Отбивали и отзванивали они каждые два часа.

Для того, чтоб подняться к барабанам, нам пришлось одолеть 60, а затем еще 9, очень крутых ступенек. Помимо барабанов, на втором этаже башни также были выставлены древние приборы для определения времени, чтобы служители знали, когда бить в барабаны. В основном это определялось по времени сгорании ладана в устройствах. В половине десятого явились четыре парня и одна девушка и исполнили номер на барабанах, причем девушка била в самый большой. А барабаны тут не такие, с которыми выступишь на сцене: каждый размером с одну, а то и с две громадные бочки – так что неудивительно, что их в те времена слышал весь город.

Гид показал нам с балкона все части Пекина. Было интересно посмотреть с высоты на места, которые мы уже видели: парк Бэйхай, Олимпийскую деревню, Запретный город.

Из Барабанной башни мы перешли в Колокольную, но тут дело ограничилось первым этажом, на котором нам показали чайную церемонию, теперь уже не театрализованную, как в Лаоше, а с дегустацией разных сортов чая и подробными объяснениями. Научили и как заваривать, и как чашечку держать тремя пальцами, и как пить в три глотка, оттопырив безымянный палец и мизинчик. В России это одно время считалось признаком мещанского жеманства и очень высмеивалось, а тут так делали только женщины и это изображало хвост феникса, являвшегося символом императрицы. Мужчины же брали чашечку тоже тремя пальцами, но оставшиеся два поджимали внутрь – это символизировало дракона, то есть императора. Нам дали попробовать пять разных сортов чая: у-лун с женьшенем, жасминовый, пу-эр (плиточный), черный чай с ли-чи и цветками розы и фруктовый. Грех был уйти из чайного царства, не приобретя настоящего китайского чая, и мы купили у-лун и жасминовый.

Отсюда мы пошли пешком в квартал Шичахай, который, как нам объяснили, является излюбленным местом пекинцев и полон ресторанов, баров, магазинчиков. Место очень живописное, расположено на берегу озера. Узнали, что “хай” означает “озеро”, а следовательно, “Бэйхай” – “Северное озеро”. Тут нас осенило, что “Бэйцзин” (Пекин) тоже не случайно начинается с “Бэй”. И так мы пришли к давно известной всем истине,что “Бэйцзин” это всего-навсего “Северная столица”.

Путешествие продолжалось на велорикше, на этот раз официально относящемся к туру, но которому, впрочем, все равно пришлось дать на чай.

Для начала поехали к образцово-показательной пекинской семье. В хутунах часто живут целые поколения. Нетрудно понять, что старшим представителям семей жизнь тут нравится, а младшим – не слишком.

При входе во двор натыкаешься на стену. Гид объяснил, что так же как и высокие пороги, такие стены служили препятствием для проникновения в дом злых духов. Типичный дворик объединяет четыре дома и вместе с ними составляет пять основных элементов. Главным и самым престижным считался северный дом, под знаком Воды, и в нем жили родители. Дом на востоке олицетворял элемент Дерева и принадлежал сыновьям – опоре семьи. Западный дом связан с элементом Металла – золота, и обитали в нем дочери. В южном доме, под знаком Огня, жила прислуга. И наконец, сам двор представлял собой пятый элемент, Землю.

Кроме того, гид обратил наше внимание на обязательное наличие деревьев во дворе. Иероглиф 人 означает “человек”, и если его обнести стеной с четырех сторон, то получится вот что: 囚. А это означает “человек в тюрьме”, то бишь заключенный. Дабы не возникало такой печальной аналогии, во дворе сажали деревья: 木 , но непременно больше одного, ибо такой иероглиф: 困 означает “трудности”, что жителям также было явно ни к чему.

Раз уж речь зашла об иероглифах, то здесь же отметим, что на двери китайцы любят вешать изображение иероглифа “фу” – 福, что значит “благополучие”. Более того, нередко его вешают вверх ногами. В результате получается игра слов: слово “dào” означает по-китайски как “перевернутый” (倒) and “прийти, прибыть” (到). Таким образом, “Fú dào” одновременно значит “Fú вверх ногами” и “приходит благополучие”.

Жительница дома усадила нас под портрет Мао (дело происходило в восточном доме, приспособленном под комнату для посетителей) и на хорошем английском рассказала о жизни в таком доме и показала многочисленные картины своего отца-художника, выполненные в традиционном китайском стиле.

Уходя, увидели во дворике представителей двух других поколений: старшего и младшего. Славненький двухлетний китайчонок, когда ему предложили сфотографироваться, сначала дичился и отказывался позировать с нами, но затем проникает симпатией, даже проводил нас до двери и по подсказке старших сказал: “See you later”.

Далее мы совершили пешую прогулку с гидом по хутунам. Собственно говоря, слово “хутун” – монгольское, изначально означало “колодец”. Во времена монгольской династии Юань в каждом таком квартальчике был свой колодец, отсюда и название. Теперь же хутунами называют узкие, а временами очень узкие переулки.

Как и все в Китае, дизайн дверей строго регламентировался общественным положением жителей домов. Если в доме жил представитель военного ведомства, то по бокам от дверей располагались два поставленных на ребра круглых камня с различными украшениями. Квадратные или прямоугольные же камни указывали на чиновника гражданского. Количество вбитых над дверным косяком деревянных брусьев зависело от социального положения. Максимальное число – двенадцать – мог себе позволить только император. Других за это, так же как за использование желтого цвета, символа дракона, строительство двухъярусной крыши, наказывали, а то и казнили. Дальше число брусьев шло по убывающей, и простолюдин довольствовался лишь двумя.

Про значение сторон света при конструкции китайских двориков мы уже говорили, а вот про город в целом нам было сказано, что на востоке жили богатые, на западе – знатные, на юге – незнатные, а на севере – бедняки. Не очень понятно, наверное, такая присказка.

Из хутунов вернулись к обеду, а после оного посетили последний пункт нашего пребывания в Пекине – жемчужный рынок Хунцяо и здорово там повеселились. Для того, чтоб добраться до классных, сертифицированных жемчужных изделий на чинном четвертом этаже, надо пройти три бурлящих и кипящих этажа с разливанным морем китайского ширпотреба (да-да, того самого, какого и у нас навалом). Эскалаторы расположены в разных местах, как, собственно, и принято в больших торговых центрах, но в каком-нибудь “Marks and Spencer” трудно представить себе шумных продавцов, гоняющихся за вами, хватая вас за руки и с криком: “What is your last price?”. И с таким расположением эскалаторов их избежать никак не возможно.

Нас предупреждали, что торговаться в Китае надо обязательно, но мы и представить не могли, что здесь торгуются так бурно, темпераментно и с жаром. Торговый центр кишмя кишел иностранцами, которых, очевидно, тоже проинструктировали относительно правил шоппинга по-китайски. Поэтому тут и там мы наблюдали массу забавных картинок: с возмущением удаляющийся покупатель, бегущий за ним продавец, готовый на любые уступки, лишь бы сбыть свою фальшивую “Dolce & Gabbana”. Одна продавщица, уловив нашу беседу между собой, на ломаном русском возопила: “Давай шарфа покупай! Почему шарфа не хочешь?”. Мы ей ответили: “Не хотим – и всё!” и ушли.

Ну и напоследок в Пекине мы очень, очень вкусно поужинали все в том же японском ресторане, хоть и более скромными порциями.

Конечно, мы не посмотрели всего, что хотелось увидеть в Пекине – например, Летний дворец, этнографический музей, ламаистский храм, – но пять дней провели очень насыщенно, с пользой и массой впечатлений. Посмотрим, каков будет Гонконг…

Поездка в Китай – Пекин – День 4

CLICK HERE FOR ENGLISH VERSION. АНГЛОЯЗЫЧНАЯ ВЕРСИЯ ПО ЭТОЙ ССЫЛКЕ.

23 March 2012, Friday

Сегодня – запланированная с самого первого дня пребывания в Пекине Великая стена. Честно встали, честно в 7.30 были на ресепшене. Остальные участники тура оказались не столь пунктуальны, поэтому выехали только в 8.

Нам посоветовали тур к секции стены Мутянью, совместно с частью Священного пути. Позже оказалось, что в программу также входят посещение нефритовой и шелковой фабрик. Нашим гидом оказалась маленькая, шустрая, неопределенного возраста китаянка по имени Хуэй Лян (Мелани для иностранцев), которая честно отрабатывала свой хлеб. За сегодняшний день мы узнали такое количество сведений о Китае, какого не узнали за все предыдущее время.

Например, по дороге к Священному пути мы узнали, что гробницы династии Мин, к которым этот путь, собственно, ведет, находятся так далеко за городом в соответствии с требованием фэн-шуй. Символ императора – дракон, и все строения, связанные с китайским владыкой, должны были располагаться по так называемой “Линии дракона”, где Запретный город символизировал голову дракона, а гробницы – его хвост. Также узнали много подробностей о взаимной гармонии инь и ян, где кроме общеизвестных пар Солнце-Луна, земля-небо, мужское-женское начало, даже фрукты подразделяются на относящиеся к инь (арбуз, груша) и ян (личи, апельсин), и не рекомендуется есть слишком много одних или других, лучше соблюдать баланс.

Тот отрезок Священного пути, который мы увидели, конечно, интересен, но не сказать, что особо потряс. Он представляет собой мощеную аллею, обсаженную с двух сторон высокими деревьями и с каменными изваяниями по обочинам. Сурово возвышаются чиновники и генералы, сменяющиеся затем животными: слонами, верблюдами, львами и мифическими сыновьями дракона. За каждой парой стоящих животных, в соответствии с инь-ян, располагается пара таких же сидящих.

Отшагав два с половиной километра по аллее, мы сели во подживавший нас уже на другой стороне автобус. Теперь наша разговорчивая Мелани “угостила” нас рассказами о знаменитом китайском нефрите. Собственно, нефрит – это только одна разновидность жадов, так называемый, мягкий жад. Он используется в основном для резных поделок. Другая разновидность – твердый жад, или жадеит, он более редкий, и, следовательно, более дорогой и применяется для ювелирных украшений. Этот минерал кроме того называют “живым камнем” (поскольку он меняет цвет с течением времени в зависимости от температуры человеческого тела). Порода, потенциально содержащая жады, является предметом азартных игр, ибо даже опытный глаз вряд ли определит, скрывается или нет в сердцевине обычного на вид серого камня драгоценный минерал.

На фабрике прямо у входа нас ошеломил огромный цельный кусок нефрита, представляющий собой гору, с вырезанными на ней деталями в виде деревьев, цветов, пагод с тончайшим ажуром. Композиция многоцветная: зеленая, винно-красная, желтая, причем это всё натуральные переливы цветов нефритовой глыбы, чем резчики искусно воспользовались. Следует сказать, что на фабрике фигуры значительно интереснее, чем виденные нами вчера в императорской сокровищнице, а цены у продаваемых изделий намного ниже магазинных и уж конечно, гостиничных.

Среди фигурок увидели много “капусты”: название этого овоща по-китайски (báicài 白菜) созвучно со словосочетанием “богатство и деньги” (cái, 財), поэтому фигурки в виде капусты по поверью приносят в дом благосостояние, если правильно расположены (листьями к дверям или окнам, а корнями – внутрь дома, в противном случае фортуна улыбнется соседям). Кстати деньги своему владельцу приносит и один из драконьих сыновей с неблагозвучным нашему уху именем Писю, фигурку которого мы не преминули приобрести, помня о текущем годе дракона. Нам сказали, что такие фигурки есть у каждого уважающего себя китайского бизнесмена, а в Лас-Вегасе имеющего такой талисман в кармане не пускают в казино.

Там же, на фабрике, нас научили отличать настоящий жадеит от подделки: в настоящем при рассматривании на просвет видно что-то вроде клубящихся облаков. Отличить же более качественный минерал от менее качественного можно ударив по камням агатовой палочкой: чем выше звук, тем качественнее жадеит.

Обедали мы в большущем зале ресторана прямо при фабрике. Одновременно с нами там обедали без преувеличения тысяча человек. До обеда наши товарищи по экскурсии были просто неизвестными попутчиками. Но с людьми, сидящими с нами за одним столом, мы разговорились: это была супружеская пара из Австралии и брат с сестрой из Турции. Еще одна пара, как выяснилось уже позже, была из Бразилии, остальные же так и остались нам неизвестны.

После трапезы мы долго-долго ехали в горы, по направлению к Мутянью. Повторимся: при наличии листвы на деревьях, дорога бы выглядела куда красивее. В некоторое замешательство повергло нас известие, что на стену нам предстоит подниматься по канатной дороге. Ух и страшно же было передвигаться на этом зыбком сооружении над пропастью!

Надо сказать, что в информационном бюро отеля не обманули, что эта секция стены не так многолюдна, как другая, Бадалинская, и что вид здесь вокруг открывается потрясающий. Хождение по стене представляет собой постоянные спуски и подъемы по лестницам, в основном не слишком крутым, хотя попадаются и сложные участки. По всему пути тут и там сидят предприимчивые китайские торговцы, которые пристают ко всем туристам еще более назойливо, чем на земле, иногда с целью просто поболтать и с обязательным вопросом: “Where are you from?”. Впрочем, это же вопрос иногда слышишь и от проходящих мимо других туристов, в частности задал его один бирманец, который услышав слово “Азербайджан”, тут же радостно поведал, что жил в Баку четыре года и работал в ВР на проект ACG. Это ж надо было залезть на Великую китайскую стену, чтоб повстречать коллегу!

В общем, если бы не сильный ветер, немного подпортивший дело, по Стене бы еще гулять и гулять. Обратно по канатной дороге мы ехали уже гораздо спокойнее и соскочили с сидений с бОльшей ловкостью.

Казалось бы, впечатлений уже и так выше крыши. Ан нет, провезли нас еще через Олимпийскую деревню на шелковую фабрику. Перед этим, как водится, Мелани вылила на нас очередную порцию вводной информации. Ну, то, что касалось личинок шелкопряда, коконов, производства шелка, нам в общем было известно. Новым было то, что в Китае встречается уникальный парный шелкопряд, кокон которого содержит двух личинок. Такой кокон непригоден для разматывания нити и, следовательно, изготовления шелковой ткани (нити в нем переплетены как паутины), зато его можно растянуть. Эти коконы используются как наполнители для подушек и исключительно гигиеничных, теплых зимой и прохладных летом одеял. Кокон для этого вскрывают, выполнивших свою работу червяков выбрасывают (впоследствии именно они в жареном виде и нанизанные на палочки, украшают закусочный рынок Дунхуамэнь), сами же коконы последовательно растягивают на рамках все большего размера, а затем 4 работницы доводят их до размеров нужного одеяла вручную. Один кокон растягивается до размера одеяла на двух человек! Таких слоев должно быть около 50.

В целом день оцениваем на твердую “пятерку”: очень интересно, очень познавательно, и не слишком утомительно. Вечером на радостях купили на воскресенье тур по хутунам.

Post Navigation